Чернобыль: что за эксперты, Создатель? *



Предыдущая | Следующая

После выхода сериала "Чернобыль" в Рунете появилось множество статей от экспертов, которые судя по уверенности, с которой они опровергают "пропаганду", стояли за плечом Дятлова. При этом эксперты не утруждают себя ссылками на хоть какие-то пруфы; зачем, ведь они же эксперты?


Теперь вот вышла статья от очередного эксперта, инженера, работающего на РБМК - @semezky,  Он также не утруждает себя постингом ссылок на источники, цитат и т.д., что неудивительно - ибо это противоречило бы многому, что он написал в статье.

 

Получилась такая гладенькая современная отечественная версия "да, были особенности (sic!) у реактора, но особо никто не виноват, реактор наказать нельзя - он взорвался".


Впрочем, он для себя оговорил возможность ошибаться. Но ошибок этих так много, что в комментарий они никак не влезут.

Я - не эксперт. Вообще. У меня 4 класса церковно-приходской. Поэтому я буду постить минимум комментариев и максимум цитат из первоисточников под его тезисами. Со ссылками, разумеется. Поехали.

 

Но если кому скучно - листайте сразу вниз, к выводам.

 

Поэтому спроектированный безопасным РБМК на деле обладал определенного рода особенностями. Не буду называть это "ошибками проектирования", это не совсем верно на мой взгляд

Взрывоопасность реактора - это просто такая определенного рода особенность. Свойство характера. Недостаток, но у кого их нет?! Понятно. Однако такие "особенности" - грубое нарушение правил ядерной безопасности (ПБЯ-74) и ОПБ-82.

 

Вот что об этом написано в докладе INSAG-7:

проект 4 блока ЧАЭС имел существенные отступления от норм и правил по безопасности в атомной энергетике, действовавших на момент согласования и утверждения технического проекта второй очереди Чернобыльской АЭС в составе блоков 3 и 4

Вот что об этом пишет т. Дятлов:

В проекте реактора нарушено более тридцати статей нормативных документов проектирования реакторов.

Далее т. Семецкий почему-то оценивает безопасность реактора по нормам 2019 года:

он точно не был безопасен в том плане, как мы понимаем безопасность атомной станции сейчас, в 2019 году.

Он также точно не был безопасен в том плане, в каком физики-ядерщики понимали безопасность в 1986 году.

 

Узнали они об этом в процессе эксплуатации или нет, в принципе не так важно, но никакой модернизации или изменений в физике реактора по этой части до аварии не было проведено.

Вообще-то это очень важно. Ведь проектирование реакторов с такими "особенностями" - уголовное преступление. А умолчание об этих особенностях может привести к взрыву реактора! В конце концов люди хотят знать - кто виновен в катастрофе на ЧАЭС. Какое, нахуй, не так важно?

 

Но главный вопрос здесь - знали ли об этом Главный конструктор Доллежаль (ГК) и Научный руководитель Александров (НР)? А если знали, то почему ничего не делали?

 

Товарищ Семецкий пытается представить дело так, что не знали (оставив себе впрочем возможность для отступления):

В шестидесятых же, когда РБМК проектировался и рассчитывался, такого изобилия программ с такой точностью попросту не было, я уже молчу про мощность ЭВМ.

 

Не только в СССР, во всем мире расчет реактора тогда был сложен, долог, а погрешность такого расчета, особенно для нового типа реакторов, не всегда была удовлетворительна...Но, возможно, они не знали, что...паровой эффект будет больше расчетного

Убейте меня, если эту цитату можно понять как-то иначе.

 

Но вот цитата из воспоминаний А.Н.Румянцева, д.т.н., который в то славное время был "тыжпрограммистом", рассчитывавшим безопасность РБМК в различных вариантах:

шаг графитовой кладки, выбранный для РБМК из конструктивных соображений на уровне 25 см...является оптимальным по достижимым глубинам выгорания топлива.

 

• однако при шаге 25 см паровой эффект реактивности по воде...всегда положителен и может существенно превосходить долю запаздывающих нейтронов (1 βэфф);

Это было в 1968 году, без изобилия программ и без мощных ЭВМ. Таким образом, ГК и НР уже тогда знали, что РБМК-1000 нарушает правила ядерной безопасности.

 

Но к тому времени проект был уже утвержден, поэтому молодого тыжпрограммиста похлопали по плечу и ничего менять не стали.

 

Через некоторое время после публикации этой статьи на сайте PROatom статья была снята. Почему? Возможно потому, что эта особенность не устранена до сих пор? Я могу ошибаться, ведь я не работаю на РБМК, как т. Семецкий.

 

А вот что пишет по этому поводу т. Карпан (бывший зам. начальника отдела ядерной безопасности ЧАЭС):

Однако самые принципиальные недоработки проектов и конструкторских решений, непосредственно влияющих на ядерную безопасность, устранить не удалось даже через 20 лет после взрыва на 4-м блоке ЧАЭС

Быть может, с 2006 положение кардинально изменилось?
Я не буду постить все нарушения и все случаи, когда эти нарушения становились известны. Скажу, что в определенный момент их стало слишком много, чтобы дальше копить сор в избе.

А дальше будет большая цитата от т. Карпана, с дополнительными пруфами, что ГК, НР и Минсредмаша знали о взрывоопасности РБМК-1000:

И в 1982 году, после принятия «Общих положений по безопасности» (ОПБ-82), проект РБМК не был приведен в соответствие с новыми требованиями. В среде разработчиков реакторов, где были представители разных конструкторских направлений, назревал скандал.
 

Эксплуатировать РБМК с такими отклонениями от норм безопасности было нельзя. Их нужно было срочно останавливать и проводить работы по устранению конструкторских просчетов.

 

Но в этом случае план по выработке электроэнергии в СССР был бы сорван, и кому-то пришлось бы за это отвечать своей карьерой, теплым насиженным местом, или даже свободой.

 

Поэтому ответственные за такое положение организации (ИАЭиНИКИЭТ) стали искать приемлемый для себя выходи нашли его. В 1984 году они...приняли нужное им решение - отложить устранение конструкторских ошибок на несколько лет, до наступления периода плановой реконструкции блоков [17].

 

Таким простым бюрократическим способом разработчикам проекта РБМК удалось переложить свою ответственность эксплуатировать почти полтора десятка мощнейших атомных энергоблоков, фатально несоответствующих требованиям ядерной безопасности.

У вас реактор взрывоопасен, это же нарушение! Пффф, мы выписали бумажку, теперь он временно "безопасен", до наступления коммунизма плановой реконструкции.

 

то на поработавшем, выгоревшем реакторе с минимальным количеством ДП паровой эффект достигал 5-7 βэфф.

А вот т. Карпан приводит цифру в +14,88 βэфф:

Полученные учеными значения парового эффекта(αφ) колебались от сверхопасной величины +14,88 βэфф (ИАЭ, 1966 г.) до совершенно благополучной цифры -5,30 βэфф (НИКИЭТ, 1969 г.). Последний результат и был положен в основу технического проекта реактора РБМК, хотя Правила ядерной безопасности требуют учитывать исключительно максимальную величину опасного эффекта.

Заебись, правда? Но дальше будет веселее, смотрите сами:

Как же поступили академик А.П. Александров и другие руководители ИАЭ им. Курчатова, узнав эти факты? Срочно начали работать над повышением ядерной безопасности реакторов РБМК? Нет. Они завели на И. Ф. Жежеруна дело и даже после Чернобыльской аварии утверждали, что сумеют достойно ответить на всю его "необоснованную" критику.

Сделал ли А.П. Александров для себя какие-либо выводы из Чернобыльской аварии? Да, сделал. Из новых Правил ядерной безопасности ПБЯ РУАС-89, действующих с 01.09.90 и разрабатывавшихся (в основном) сотрудниками ИАЭ, исчезло всякое упоминание обответственности научного руководителя. Ответственность за эксплуатацию реакторов РБМК была переложена на институт ВНИИАЭС [61].

Ладно, идем дальше. Т. Семецкий пытается рассказать нам про медленную, но все равно безопасную работу СУЗ в 20 секунд:

Тем не менее, надо отметить, что до момента аварии на ЧАЭС такой скорости хватало для достаточно безаварийной эксплуатации всех РБМК.

Аварии на РБМК-1000 случались регулярно, об этом можно узнать даже из Википедии. Они случались до 26.04.1986, они случались и после. При этом на Википедии указаны далеко не все аварии. Чуть больше есть в документах КГБ УССР ("О причинах аварийности и состоянии техн. дисциплины на ЧАЭС", 29.02.1988):

В течении 1987 года на АЭС...имели место одно аварийное состояние...За прошедший период текущего года...имели место 2 аварийных останова (АЗ-5)

Основные причины: вина оперативного персонала и плохое состояние оборудования. Агентов Навального не обнаружено.

 

А вот данные по РБМК-1000 после модернизации:

На АЭС России и на Игналинской АЭС (Литва) только с января 1992 по ноябрь 1994 года произошло более 380 аварийных ситуаций, в том числе 5 серьезных, с выходом радиоактивных веществ

Все норм, потерь нет, говорит нам Госатомнадзор РФ.

На первом энергоблоке Ленинградской АЭС в 1975 году произошел серьезный инцидент - разрыв технологического канала с выбросом топлива в графитовую кладку

*Картинка с умным негром* У вас не будет аварий, если вы назовете их "инцидентами".

 

Концевой эффект стержней СУЗ и его значение при низком ОЗР. Под самим стержнем СУЗ находился графитовый вытеснитель.

Для начала картинка, как "работает" концевой эффект.

Графитовые вытеснители на стержнях АР на 4 блоке были сняты, вот цитата из акта о физическом запуске 4-блока:

Для повышения устойчивой работы...целесообразно демонтировать вытеснители стержней АР.

Впрочем, стержней АР очень мало, поэтому никакого серьезного влияния на безопасность это не оказало. Но суть здесь в том, что о концевом эффекте ГК и НР тоже знали. ГК разослал всем АЭС письмо, где этот концевой эффект был указан как +0,03 βэфф.

 

Не знаю достоверно, повезло ли Сосновому Бору, или всё же атомщики Ленинградской АЭС, как работники Минсредмаша, а не Минэнерго, были лучше подготовлены, но никто при аварии серьезно не пострадал

*Картинка с умным негром* У вас не будет пострадавших от радиации, если вы никому о ней не сообщите.
Был выброс радиоактивных веществ, который прошел над Ленинградом. Но пострадать, конечно, никто не пострадал, ведь об "инциденте" не объявляли. Возможно, увеличилось количество заболеваний щитовидной железы у детей или по онкологии что-то. Но так как никто это не отслеживал и не проверял, узнать мы не узнаем.
А вообще дело там не в "лучшей подготовке", хотя оператор ЛАЭС М. Каррак был очень квалифицированным, одним из лучших. Но ему не надо было глушить реактор для ППР, как Дятлову. Поэтому он поднял, а не уменьшил мощность и дальше стабилизировал реактор. Стержни СУЗ не пошли вниз все сразу, как на ЧАЭС.

А теперь давайте свяжим воедино стержни АР и ава...то есть, "инцидент" на ЛАЭС. Вот что пишет В. М. Дмитриев, д.т.н. бывший сотрудник ВНИИАЭС, участник комиссии по расследованию аварии на ЧАЭС:

В рабочем проекте реактора РБМК-1000 стержни АР имели графитовые вытеснители, эти вытеснители, судя по всему, были на 1-ом блоке ЛАЭС во время аварии 1975 г. и обеспечили ту картину, которую наблюдал В.И.Борец. Очевидно, тогда и встал вопрос, что делать со стержнями АР, и видимо тогда было принято техническое решение об удалении вытеснителей

Но нигде в документации об этом нет ни слова. То есть, ГК и НР пытались "по тихому" кое-как замазать косяки в рамках своих возможностей, но чтобы об этом не стало известно руководству.

 

А теперь про ОЗР. Знали ли НР и ГК про опасность малого ОЗР? Определенно да, потому что после аварии на ЛАЭС в регламенте появились пункты об ограничении по ОЗР:

Чернобыль: что за эксперты, Создатель? * Чернобыль, Чернобыль HBO, Ложь, Рбмк, Длиннопост

Однако, строгое требование про "немедленно заглушен" никак не обосновывалось и не объяснялось. И это понятно, ведь тогда бы НР и ГК пришлось бы признать, что их реактор ядерноопасен с "особенностями".

 

А что думал об ОЗР персонал ЧАЭС? Вот что говорит Казачков, начальник смены блока 4:

Почему ни я, ни мои коллеги не заглушили реактор, когда уменьшилось количество защитных стержней? Да потому, что никто из нас не представлял, что это чревато ядерной аварией. Мы знали, что делать этого нельзя, но не думали... Никто не верил в опасность ядерной аварии, никто нам об этом не говорил. Прецедентов не было. Я работаю на АЭС с 1974 года и видел здесь гораздо более жестокие режимы.

 

А если я аппарат заглушу - мне холку здорово намылят. Ведь мы план гоним... И по этой причине - по количеству стержней - у нас ни разу остановки блока не было.
- А если бы вы остановили реактор при снижении запаса стержней ниже допустимого. Что бы вам было?
Я думаю, с работы выгнали бы. Определенно бы выгнали. Не за это, конечно. Но придрались бы к чему-нибудь. Именно этот параметр - количество стержней - у нас не считался серьезным. По тому параметру, кстати, "защиты от дурака" не было. И до сих пор нет. Защит очень много, а вот по количеству стержней нет.

Я так скажу: у нас неоднократно было менее допустимого количества стержней - и ничего. Ничего не взрывалось, все нормально проходило.

Выводы 1:

1. Особенности реактора это никакие не особенности, а критические недостатки, нарушающие десятки пунктов Правил ядерной безопасности.

2. Информация о том, знали ли ГК и НР о ядерноопасности реактора очень важна - для установления виновных в катастрофе.

3. ГК и НР знали о ядерноопасности реактора еще в конце 60-х, на стадии проектирования. Но премии были уже получены, ордена надеты, уютные кресла пригреты.

4. Чтобы избежать катастрофы достаточно было сообщить персоналу только об одной из причин аварии: паровой эффект, низкий ОЗР, концевой эффект. Неважно.

 

Теперь отклонимся от самой аварии и перейдем к расследованию причин. Снова цитирую Карпана, на этот раз его статью на Proatom.ru:

Расследование причин Чернобыльской аварии Правительственной комиссией было завершено докладом ее Председателя на заседании Политбюро ЦК КПСС 3 июля 1986 г.

 

Заседание правильно ранжировало причины аварии на ЧАЭС:

 

1. Авария явилась следствием досрочного прекращения теоретических исследований по безопасности реактора, что сделало РБМК «потенциально опасным реактором». Виновность за это в первую очередь лежит на руководстве государства, руководстве Академии наук и Министерства среднего машиностроения.

 

2. Физикой и конструкцией реактора, в том числе системой его управления и защиты, не была исключена (как того требовали Правила ядерной безопасности; именно об этом писал в Госатомнадзор за полгода до аварии инспектор Ядрихинский) возможность «разгона» мощности реактора при не­которых рабочих ситуациях его промышленной эксплуатации. В этом виновны Научный руководитель и Главный конструк­тор реактора.

 

3. Разработчик Программы испытаний и персонал ЧАЭС, которых Главный конструктор не предупредил о способности РБМК к «саморазгону» в определенных ситуациях, ввели реактор в потенциально опасный режим. Виновность за это лежит на Главном конструкторе, руководстве эксплуатирующей организации и руководстве ЧАЭС.

 

Итак, уже в июне 1986 г., задолго до суда в Чернобыле, в СССР были определены истинные причины аварии и степень вины в ней конкретных лиц и организаций.

Но для страны в газете "Правда" была опубликована другая версия:

Установлено, что авария произошла из-за целого ряда допущенных работниками этой электростанции грубых нарушений правил эксплуатации реакторных установок. На четвертом энергоблоке при выводе его на плановый ремонт в ночное время проводились эксперименты, связные с исследованием режимов работы турбогенераторов.

 

При этом руководители и специалисты АЭС и сами не подготовились к этому эксперименту, и не согласовали его с соответствующими организациями, хотя обязаны были это сделать. Наконец, при самом проведении работ не обеспечивался должный контроль, и не были приняты надлежащие меры безопасности.

Коллектив станции был заклеймен и опозорен на весь мир. Их семьи подверглись почти официальной дискриминации. С могил погибших (29 человек) постоянно воровали цветы.

 

Далее:

Все было сделано для того, чтобы работники ЧАЭС не имели никакой возможности для изменения приговора, который был им вынесен в Политбюро ЦК КПСС задолго до суда.

 

Через десять лет после катастрофы корреспондент «Известий» Л. Капелюшный писал: «Перед слушанием дела Генеральная прокуратура подробно растолковала судьям, экспертам и обвинению, кто в чем виноват и кому что положено. И каково мнение ЦК КПСС. Поэтому процесс прошел гладко, без сучка и задоринки. Свидетелей и экспертов, которые говорили не то, выслушивали за две-три минуты» («Десять лет с Чернобылем», Глобус, №№ 185—188, апрель 1996 г.).

Теперь вернемся к статьей товарища Семецкого. Там в описании событий до аварии много еще всякой херни неточностей, и про 200 МВт, и про то, что персонал виноват, что реактор оказался в таком режиме. Я остановлюсь на одном моменте:

Я хочу отметить - ссор, криков и скандалов из-за программы, показанных в сериале, не было. По показаниям персонала, обстановка на БЩУ, до момента нажатия кнопки АЗ-5, была вполне спокойна и обыденна

Такое впечатление, что т. Семецкий лично присутствовал на БЩУ-4. А вот Ю. Трегуб и многие (почти все) свидетели, кто действительно там был, говорят другое:

Примерно в 5-15 минут первого часа я услышал разговор между Акимовым и Дятловым. Суть его состояла в том, что Дятлов хотел, чтобы реакторработал на мощности 200 мвт. Акимов, он держал в руках программу, приводил доводы, видимо возражал. Это судя по выражению его лица, мимике.

Для добавки упомяну и письмо родителей Л. Топтунова журналисту Ю. Щербаку, в котором они утверждают, что их сын в больнице сказал им, что он хотел остановить реактор, но получил повторный приказ "Поднимать мощность".

 

(Тут было написано еще много всякого, но вырубившийся свет все съел). Если пикабутянам будет интересно - напишу еще что-нибудь. Про сериал или просто про ЧАЭС. Информации очень много.

 

Выводы 2:

Почему в сериале персонал показан...таким, ну вы понимаете. Да потому что это была официальная советская версия. Которую советский писатель, идейно зрелый и держащийся генеральной линии партии, увековечил в своей повести "Чернобыльская тетрадь" или как ее там. Немножко приукрасив. А Крейг Мейзон опирался именно на эту повесть и еще на книгу Алексиевич. И тоже немножко приукрасил.

 

Теперь же эксперты, которые после сериала появились в неимоверном количестве, дают нам "гладенькую" версию, что и персонал был хорошим, и руководство тоже, даже реактор - тоже был хорошим. Просто у него были особенности. Знаете, как "особенные дети".

 

На самом же деле это была и есть огромная ложь. Думаете ГК и НР признали свою ответственность? Может быть их беспокоит гибель людей, судьба их близких, потенциальная опасность оставшихся реакторов? Нихуя подобного. В интервью "Огоньку" НР валит все на персонал и беспокоится, что ядерная энергетика - его кормушка - подвергнется остракизму.

 

Напоследок последняя цитата Карпана: руководство станции осудили, остальной персонал навечно заклеймили. Несогласных с таким подходом — уволили, а погибших — великодушно простили…

 

*Перефразированное название одной из глав книги Дятлова.