РОЛЬ ГЕОХИМИИ В ПОИСКОВО-РАЗВЕДОЧНЫХ РАБОТАХ БУДУЩЕГО



Предыдущая | Следующая

Содержание

РОЛЬ ГЕОХИМИИ В ПОИСКОВО-РАЗВЕДОЧНЫХ РАБОТАХ БУДУЩЕГО

Геохимия наряду с геологией и геофизикой становится неотъемлемой частью всех поисково-разведочных программ. Медленное внедрение геохимических концепций отчасти обусловлено тем, что нефтяная геохимия как наука относительно молода. Несмотря на то что исследования в области нефтяной геохимии проводятся около 30 лет, только в последнее десятилетие они стали в широком масштабе успешно использоваться в практике поисковых работ. За этот период становления новой науки геохимики должны были не только показать возможности своих методов, но и убедить обычно консервативных руководителей поисковых работ, что эти методы действительно окупают затраты на них, способствуя открытию новых залежей и своевременному отказу от исследования неперспективных районов.

Успешному внедрению геохимии в практику ряда компаний препятствовало также то обстоятельство, что оно начиналось с лабораторных исследований, а не с полевых работ. Последнее очень часто было причиной отсутствия взаимопонимания между геохимиком и геологом. Мостом через эту пропасть в какой-то степени стала необходимость использования методов оценки степени зрелости- нефтематеринских пород. Палеонтолог и лито-лог, которые изучают кероген и особенности его преобразования, обычно находятся в более тесном контакте с персоналом полевых подразделений, чем геохимик. Компании, в которых геохимические исследования используются наиболее успешно, проводят геохимические семинары для геологов и геофизиков, направляют геохимиков на полевые работы и геологов в лаборатории.

Специфика геохимических методов состоит в том, что многие из них должны выполняться в лабораторных условиях. Поэтому важно, чтобы лаборатории не становились своего рода «башнями из слоновой кости», а принимали непосредственное участие в решении проблем, возникающих в процессе поисково-разведочных работ.

Новые и более глубокие продуктивные горизонты. Скважины оказываются пустыми в силу самых разнообразных обстоятельств, в том числе нередко просто из-за случайных промахов. Среди историй, которые имеют хождение среди нефтяников, есть одна о буровом мастере, который перевозил буровое оборудование на новую точку, тщательно выбранную с учетом всех геофизических и геологических данных. Грузовик сломался в двух милях от выбранной точки, но буровой мастер как ни в чем не бывало установил свою вышку и начал бурить. Было открыто новое месторождение, контуры которого не распространялись до того места, в котором сначала предполагалось бурить скважину.

В ряде случаев геологи открывали залежи после пересмотра старых данных, проведя расконсервирование и новое испытание «сухих» скважин. Залежи удавалось обнаружить и благодаря настойчивому опробованию скважин. Месторождение Лауден в Иллинойсе, которое длительное время до второй мировой войны эксплуатировалось Carter Oil Company, было открыто буровым мастером, который в течение трех дней проводил тартание скважины и в конце концов получил приток нефти. Принять решение о продолжении бурения или проведении повторного опробования может помочь геохимик, рекомендуя то или другое в зависимости от того, как он оценивает углеводородные показатели (положительные или отрицательные) .

Перспективы обнаружения новых нефтяных и газовых месторождений на континентах еще очень велики, но их реализация зависит от решения политических, экономических и экологических проблем. В США, где любой, обладающий достаточным капиталом человек может пробурить скважину, на 1 января 1968 г. было открыто 23 000 нефтяных и газовых месторождений в пределах осадочных бассейнов общей площадью почти

6,5 млн. км2 [249]. Легко подсчитать, что на 1 млн. км2 приходится 3500 месторождений. Для сравнения скажем, что в СССР пока обнаружено 1118 месторождений при общей площади осадочных бассейнов в 14 млн. км2, что составляет около 80 месторождений на 1 млн. км2. Если .бы в СССР бурение велось в таких же масштабах, как и в США, число открытых месторождений могло бы в 40 раз превысить нынешнее. Такие же расчеты можно выполнить и в отношении других районов мира. Несомненно, что геохимик может сыграть важную роль в том, чтобы свести к минимуму количество пустых скважин при поисковом бурении.

Геохимические определения уровня зрелости органического вещества особенно ценны при исследовании глубоких скважин, В 1975 г. в США было пробурено 413 скважин, глубина которых превышала 4570 м. Почти 180 из них достигли глубины 5486 м. Это составило только 6 и 2 % соответственно от общего количества • (7026) пробуренных поисковых скважин. Потенциальные возможности открытия на этих уровнях скоплений углеводородов достаточно велики, так как температуры здесь обычно соответствуют тем, с которыми связаны процессы генерации нефти и газа. Нефть на таких глубинах можно встретить в областях с низким геотермическим градиентом, газ — в областях с высоким градиентом. Уилсон [664] в континентальной части США и Аляски оконтурил несколько площадей, которые являются благоприятными для глубокого бурения. Только один континентальный шельф Аляски по размерам равен почти одной четверти площади шельфа США, и большая его часть потенциально нефтегазоносна.

Необходимы более глубокие скважины. Однако нельзя забывать и о том, что при глубоком бурении можно выйти за пределы диапазона глубин, на которых возможна генерация, аккумуляция и сохранение углеводородов. Хотя метан не разрушается при тех температурах, которые существуют в осадочных бассейнах, он может рассеяться, как об этом говорилось в гл. 8, вследствие диффузии, миграции или химических реакций. В любой скважине, глубиной более 6100 м, должен весьма тщательно осуществляться непрерывный контроль за уровнем зрелости органического вещества. Стоимость этого анализа ничтожна в сравнении со стоимостью глубокого бурения. В настоящее время неизвестны промышленные скопления углеводородов на глубинах, где кероген тонкозернистых пород характеризуется содержанием водорода ниже 3 %, а отражательная способность витринита превышает 3,5%. Такое месторождение, возможно, и будет открыто когда-нибудь, однако все говорит против этого. В обязанности геохимика как раз и входит информировать геолога о том, улучшаются или ухудшаются в процессе бурения скважины шансы на обнаружение залежи.

Содержание