Проблемы реализации концепции метанобезопасности



Предыдущая | Следующая

 

Проблемы реализации концепции метанобезопасности на угольных шахтах России Коллективом специалистов Московского государственного горного университета с привлечением ведущих специалистов-практиков ряда бассейнов СНГ (Воркута, Кузбасс, Караганда) в 2006 г. по заказу Управления угольной промышленности Росэнерго была разработана и согласована Федеральной службой по экологическому, технологичес ПУЧКОВ Лев Александрович Президент МГГУ, чл. -корр. РАН, доктор техн. наук, профессор СЛАСТУНОВ Сергей Викторович Заведующий кафедрой «Инженерная защита окружающей среды» МГГУ, доктор техн. наук, профессор КОЛИКОВ Константин Сергеевич Профессор кафедры «Инженерная защита окружающей среды» МГГУ, доктор техн. наук 26 ЯНВАРЬ, 2009, “УГОЛЬ” Maket-01_09.indd 26 кому и атомному надзору «Концепция метанобезопасности угольных шахт России на 2006-2010 гг.» [1]. На основе выполненного анализа состояния проблемы метанобезопасности угольных шахт была осуществлена попытка системного анализа проблемы, разработаны основные требования к системам обеспечения метанобезопасности, включающие требования к технологии, системам вентиляции, дегазации и утилизации метана, а также к системе мониторинга безопасности. Определены порядок и этапы реализации концепции.
Некоторая повышенная активность в вопросах обеспечения метанобезопасности проявилась после ряда крупных аварий на шахтах Кузбасса в 2007 г. Однако деятельность в этой области не имеет системного характера и, к сожалению, не приведет к серьезным результатам. Для решения данной проблемы необходимо:
— уяснить причины создавшегося положения;
— определить основные факторы, приводящие к трагическим последствиям;
— разработать и планомерно претворять программу действий по обеспечению метанобезопасности.
Наиболее подробно следует остановиться на первом вопросе. На наш взгляд, в качестве основных причин существующего положения следует выделить:
— децентрализацию предприятий угольной отрасли, приведшую к сокращению информационного обмена, деградации институтов повышения квалификации;
— ухудшение условий подготовки рабочих и инженеров отрасли;
— резкое сокращение (в первую очередь в Кузбассе с 43 в 1989 г. до 13 в 2004 г. [2]) шахт с дегазацией, что также негативно отразилось на качественном составе кадров;
— оснащение шахт высокопроизводительной техникой, обеспечивающей нагрузки 15-20 и более тыс. т. в сутки, приводящее к резкому росту газового фактора, к которому при сравнительно невысокой газоносности угольных пластов (12-15 м3/т) специалисты оказываются неподготовлены ни методически, ни технически, ни морально;
— отсутствие комплексного учета эффективности управления газовыделением добычных участков средствами вентиляции и дегазации;
— отсутствие современных нормативных документов для проектирования вентиляции угольных шахт. Так, «Руководство по проектированию вентиляции угольных шах» (Макеевка-Донбасс, 1989 г.) в основном базируется на эмпирических зависимостях для условий Донбасса и предусматривает максимальную нагрузку в 5000 т/сут, что на сегодняшний день является для условий Кузбасса обычной, но для ряда шахт далеко не максимальной.
Основной упор при решении проблемы обеспечения метанобезопасности делается на совершенствование систем контроля метана в шахтной атмосфере и в меньшей степени схем вентиляции и дегазации. При этом основными источниками воспламенения метановоздушных смесей являются: взрывные работы; электрическое оборудование и аппаратура, фрикционное искрение, даже курение и ряд других причин, на которые соответственно приходится около 46, 22, 12,6 и 10 % случаев [2]. Следует отметить, что здесь не учитывается такой важный фактор как газодинамические явления, решение проблемы которых имеет крайне ограниченный круг возможностей: отработка защитных пластов, заблаговременная дегазация и полевая подготовка. В этих условиях кардинальное решение проблемы возможно только при комплексном подходе, охватывающем как технико-технологические решения повышения метанобезопасности, так и организационные.
Основной идеей концепции метанобезопасности является извлечение метана на всех стадиях освоения и разработки угольных месторождений. Технологическая основа — заблаговременная дегазационная подготовка угольных пластов — прошла опытнопромышленную проверку на шахтах Донецкого и Карагандинского бассейнов. Главной проблемой широкого использования данного способа является необходимость долгосрочных капитальных вложений (порядка 5-7 лет). В этих условиях целесообразно привлечение централизованных средств, а также ресурсов ОАО «Газпром», других газовых компаний. К сожалению, ОАО «Газпром» рассматривает возможность добычи метана из угольных пластов только в благоприятных геологических условиях, при этом не допуская совместного с предприятиями угольной отрасли развития данного направления. Так, на последнем Всероссийском энергетическом форуме «ТЭК России в ХХI веке» на круглом столе, посвященном угольной отрасли, представителями администрации Кемеровской области была заявлена цель — достижение уровня ежегодной добычи метана из угольных пластов в 2009-2010 гг. порядка 8-9 млрд м3. В последующем эта величина была снижена до 4-5 млрд м3 метана в год [3]. Эти цифры декларировались Администрацией Кемеровской области уже не менее пяти последних лет. Такие объемы добычи угольного метана базировались на информациях по добыче угольного метана в США и неоднократно нами критически комментировались. Разброс данных по дебитам скважин по различным бассейнам США (и даже отдельным участкам одного бассейна) весьма велик и составляет несколько порядков. На отдельных участках весьма благоприятного по геологическим условиям бассейна Сан-Хуан есть участки со средним дебитом 220 м3/мин (например, средний дебит 25 скважин района Седар), на том же Сан Хуане есть участки со средними дебитами 0,26 м3/мин (участок Ред Месса). В других бассейнах (центральные Аппалачи, Верджиния, Паудер Ривер, Вайоминг) по той же применяемой ведущими копаниями США технологии средний дебит составил 0,8 м3/мин (всего более 430 скважин). В бассейнах Апачи Каньон, Три Бриджис — 0,2 м3/мин. Необходимо констатировать, что средний дебит газа в США (за исключением крайне благоприятных горно-геологических условий) и срок службы скважин имеют тот же порядок, что имелся в Карагандинском и Донецком угольных бассейнах при заблаговременной дегазации.
Для экономически состоятельной добычи угольного метана за пределами шахтных полей дебит метана из одной скважины должен составлять с учетом различных факторов несколько десятков м3/мин. Именно такие величины закладывались в бизнес-планы для обоснования возможности широкомасштабной добычи угольного метана в Кузбассе (цифры неоднократно корректировались, но порядок оставался тот же). Основанием оставались все те же феноменальные технологические достижения американских газовых компаний. Однако по той же упомянутой выше информации Администрации Кемеровской области [3], в настоящее время действуют четыре скважины на научном полигоне «Газпрома» в Прокопьевском районе (Талдинское месторождение), и они ежедневно и бесперебойно выдают на поверхность 2,5—3 тыс. куб. м метана (1,8-2,0 м3/мин). Необходимо отметить, что этот дебит формируют 12 пластов, обработанных американской фирмой «Шлюмберже» по своей технологии. Такой уровень дебитов ни в коей мере не может обеспечить экономическую состоятельность добычи метана при весьма существенных затратах, которые были понесены организаторами работ по данным доклада представителей ДАО «Промгаз» на заседании специальной комиссии экспертов по шахтному метану «Methane to market» при экономической комиссии ООН (Женева, 2005 г.,
Буэнос-Айрес, 2006 г.).
Вопрос промышленной добычи угольного метана — очень сложный. Угольный пласт — сложная низкопроницаемая блочно-трещиноватая среда с огромной анизотропией и неоднородностью свойств. Отметим, что 80—90 % и более (до 98 %) угольного метана находится в сорбированном состоянии. Перевод его в свободное состояние и процесс миграции к скважине весьма длителен, требуют существенного изменения состояния и свойств углегазонасыщенного массива. Значительная часть порового пространства угольных пластов представлена порами размером от 1 до 10 нм (фольмеровские поры), где осуществляет ся капиллярная конденсация и диффузия газа, порами размером от 10 до 100 нм (кнудсеновские поры), где имеет место медленная ламинарная фильтрация газа, т. е. процессы переноса метана, требующие значительного времени. В макропорах (пуазейлевых порах) процесс массопереноса происходит несколько быстрее, где имеет место интенсивная ламинарная фильтрация, и только в условиях видимых пор и трещин имеет место смешанная ламинарная и турбулентная фильтрация, в процессе которой могут быть обеспечены более или менее приемлемые дебиты скважин. Механизм извлечения метана из низкопроницаемых угольных пластов весьма специфичен и не имеет ничего общего с механизмом истечения газа при эксплуатации чисто газовых месторождений. Все это предопределяет необходимость самого широкого использования опыта ученых и специалистов по извлечению угольного метана в процессе дегазации угольных пластов через скважины с поверхности. По этой технологии за период более 35 лет были подготовлены к безопасной и эффективной разработке более 20 шахтных полей Карагандинского, Донецкого и Печорского угольных бассейнов, собран и обобщен огромный научный и экспериментальный материал??????? Имеется много публикаций по продвинутым технологиям, в частности компаний США — по вопросам применения различных гелей, вспененных жидкостей, углекислого газа, азота, разгрузки призабойной зоны, режима кавитации на базе циклических пневмогидроимпульсных технологий и др. В названных технологиях нет ничего принципиально нового — все вышеперечисленное известно, применялось при заблаговременной дегазации через скважины с поверхности и защищено на территории России патентами??????? Все это не означает того, что в технологии все решено. Нужно искать эффективные технологии постоянно, особенно для условий низкопроницаемых пластов. Это касается способов дегазации (обеспечение метанобезопасности), это в еще большей степени касается проблемы добычи угольного метана. Кроме того, в последнем случае огромную роль играют геологические условия.
По информации Администрации Кемеровской области????? «В стране появляется новая углегазовая отрасль. А самое важное то, что добыча метана позволит снизить метанообильность шахт и тем самым обеспечить безопаснсость горных работ в Кузбассе». Отмечается, что также решаются экологические проблемы, так как кузбасские шахты в процессе добычи выбрасывают на поверхность ежегодно до 28 тыс. куб. м газа. Там же????? говоря о трудностях реализации проекта, поясняется, что в России нет специалистов с опытом промышленной добычи метана.
По сути, речь идет действительно о создании новой углегазовой отрасли, но при этом осуществляется подмена понятий «добыча метана» и «метанобезопасность», что является принципиальной ошибкой. При добыче метана вне шахтных полей и на участках, где могут быть благоприятные геологические условия для экономически состоятельной добычи угольного метана, не льзя говорить ни о факторе обеспечения метанобезопасности, ни об экологическом факторе, которые могут проявляться лишь при условии ведения работ по извлечению угольного и шахтного метана непосредственно на шахтных полях и из угольных пластов, подлежащих отработке в ближайшей перспективе (5 — 10 лет).
МГГУ считает проблему добычи угольного метана весьма важной и актуальной задачей как для газовой, так и для угольной отраслей. С нашей точки зрения, именно на стыке их интересов лежит сбалансированное и взвешенное решение проблемы добычи метана из угольных пластов и обеспечения метанобезопасности последующей угледобычи. Это предопределяет целесообразность проведение первых опытно-промышленных работ на шахтных полях, в тех районах угольных месторождений, где хотя бы в отдаленном, но обозримом будущем будут вестись горные работы, которые в любом случае должны обеспечить экономическую состоятельность работ по извлечению (добыче) метана за счет увеличения нагрузок на очистные забои, повышения темпа проведения подготовитель ных выработок, полезного использования извлекаемого метана, экологических факторов. На шахтных полях имеется развитая инфраструктура, которая на первом этапе исследования вопроса существенно снизит капитальные затраты на сооружение подъездных путей, энерго — и водоснабжение и др. Более того, на шахтном поле появляется вторая существенная возможность дополнительного извлечения больших объемов метана, связанная с фактором разгрузки всей углегазоносной толщи в процессе ведения горных работ. Извлечение метана на второй стадии не следует недооценивать. Так, из научных публикаций известно, например, что компания Джим Уолтер Рисорсиз Лтд привела доказательство того, что можно добиться получения «кондиционного» метана из скважин выработанного пространства в течение всего периода функционирования шахты (Mills and Stevenson, 1991). Газ высокого качества из скважин выработанного пространства получали на четырех шахтах бассейна Варриор-Блу Крик №№ 3, 4, 5, 7 при глубинах 500-700 м. Согласно последним отчетам на 4-х шахтах из 85 скважин добывался газ в объеме 1 млн м3/сут. За семь лет шахта продала 1,5 млрд м3 метана на сумму 100 млн дол. США.
Для эффективного извлечения метана из выработанного пространства могут применяться наклонные скважины, которые обладают существенно большей устойчивостью в зоне сдвижения и обрушения пород, происходящих в результате подработки.
Это было подтверждено опытом работ МГГУ и МакНИИ на шахте им. Засядько.
Следует отметить, что, действительно, опыт добычи метана в странах бывшего СССР отсутствует, однако многие десятилетия в Донбассе и Караганде достаточно успешно функционировали производственные структуры и научно-исследовательские лаборатории под руководством «Отраслевой научно-исследовательской лаборатории предварительной дегазации шахтных полей» при Московском горном институте. Принципиальным отличием этого направления являлось то, что они выполнялись на полях действующих шахт с целью обеспечения метанобезопасности, в условиях крайне низкой проницаемости угольных пластов, при которой вопрос рентабельности собственно добычи метана не стоял. Работы в данном направлении были удостоены Премии Совета Министров СССР и ряда других престижных премий. Говорить об отсутствии специалистов и безоговорочно отвергать уже имеющийся значительный опыт представляется крайне неразумным. Следует отметить также, что при проведении данных работ на полях действующих шахт возможно привлечение средств в рамках проектов совместного осуществления. В случае добычи метана вне шахтных полей это либо невозможно, либо привлекаемые средства на порядок ниже.
Подходы к созданию эффективной ресурсосберегающей экологически чистой технологии разработки высокогазоносных угольных месторождений апробируются в последние десять лет под научно-техническим руководством МГГУ на шахтах им. Ленина, «Казахстанская» и «Шахтинская» в Карагандинском бассейне.
За это время испытан большой комплекс технологических решений по извлечению метана из неразгруженных от горного давления угольных пластов, основные из которых защищены патентами РФ и Казахстана. На поле шахты «Казахстанская» создан комплекс из 25 газодобывающих скважин с максимальным дебитом метана одной скважины до 1,5 м3/мин (извлекается метан только из одного рабочего пласта) при концентрации метана в извлекаемой смеси 96-98 %. В настоящее время на всех этих скважинах осуществляется факельная утилизация метана, что обеспечивает сокращение эмиссии парниковых газов в атмосферу на 30 тыс. т в год углеродного эквивалента. При стоимости 1 т углеродного эквивалента 15 у. е. экономический эффект от продажи квот в рамках Киотского протокола при осуществлении проектов совместного осуществления (ПСО) может составить 450 тыс у. е.
Эффективность извлечения метана из техногенного коллектора, сформированного при заблаговременной дегазационной подготовке, определяется проницаемостью созданной системы трещин, природной газоносностью угольного массива и видом связи метана со структурой угольного пласта. Закономерности снижения газоносности угольного пласта при его заблаговре менной дегазационной подготовке иллюстрирует рисунок.
При природной газоносности пласта Д6 18 м3/т и остаточной газоносности угля 4 м3/т в зоне обработки скважины содержится газовый потенциал, составляющий 2,1 млн м3. Из них порядка 300000 м3 метана находится в свободном состоянии и 1,8 млн м3 в связанном состоянии.
Достигнутый съем и динамика газовыделения скважин заблаговременной дегазации (скв. ГРП № 23-37) на поле шахты «Казахстанская» подтверждают прогнозное извлечение за 6-8 лет освоения на уровне 6-8 м3/т и рентабельность планируемых работ. Этот вид дегазации позволит обеспечить запланированный уровень угледобычи в 5000-8000 т/сут в лавах западного блока пласта Д6. Другими способами дегазации такого съема метана достичь невозможно.
К сожалению, в России работы по внедрению эффективных ресурсосберегающих экологически чистых технологий разработки высокогазоносных угольных месторождений ведутся в весьма ограниченных объемах.
Проблема метанобезопасности для основных угольных бассейнов России крайне актуальна и, безусловно, имеет приоритетное значение.
В сложившихся экономических условиях развития нашей страны решение проблемы метанобезопасности в целом и, в частности, проблемы извлечения и использования метана угольных месторождений не может быть осуществлено только на уровне угледобывающих предприятий в связи с незаинтересованностью частных угольных компаний в масштабных инвестициях для кардинального обеспечения метанобезопасности угледобычи. Как следствие, отсутствие условий для создания необходимой технической базы, материальных стимулов, целенаправленной работы по обучению и повышению квалификации кадров, снижение требований к качеству и объемам дегазации. Эта проблема может быть решена только на государственном уровне, но, безусловно, с участием угольных компаний и региональных органов.
Региональные инициативы — важная составляющая комплексного всестороннего решения проблемы. Безусловный интерес представляет рассмотрение этого аспекта на примере Кемеровской области Кузбасса. По перспективным планам собственников, до 2010 г. объем добычи угля будет постоянно расти и к 2010 г. может достигнуть более 200 млн т в год. Но это, конечно, возможно лишь при решении вопросов безопасности труда и экологии.
С целью улучшения ситуации в области безопасности шахтерского труда в конце 2004 г. был создан Координационный Совет по развитию угольной промышленности, охране труда, промышленной и экологической безопасности под председательством губернатора Кемеровской области. Разработана «Комплексная целевая программа обеспечения безопасности и противоаварийной устойчивости на угледобывающих предприятиях Кузбасса на 2005-2010 гг.». Однако реально эта программа может заработать при обеспечении существенных инвестиций, особенно на решение кардинальных задач, в частности на внедрение эффективных и масштабных способов дегазации.
Есть и другой способ существенно продвинуть этот вопрос.
Это законодательные инициативы и ограничительные меры по линии горного надзора. Так, в Кемеровской области после катастрофических событий в 2007 г. на шахтах «Ульяновская» и «Юбилейная» в соответствии с приказом № 535 Управления Ростехнадзора по Кемеровской области (по шахте «Ульяновская») запрещено:
— с 20.07.2007 г. проектирование отработки пластов угля без предварительной дегазации с природной газоносностью более 9,0 куб. м/т;
— с 01.11.2007 г. эксплуатация шахт без проведения дегазации с природной газоносностью более 9,0 куб. м/т.
В соответствии с приказом № 536 по шахте «Юбилейная» следует переработать проект отработки запасов с учетом предварительной дегазации пластов.
Предельный уровень допустимой газоносности появился в соответствии с законодательной практикой основных угледобывающих стран мира, в частности ряда штатов США и Австралии.
С введением данного закона в Австралии с 1994 г. не зафиксировано ни одного взрыва или вспышки метана в шахтах (для справки — смертельный травматизм в Австралии находится на уровне 1 человека на 100 млн т добычи угля, т. е. на два порядка меньше, чем в России).
В Австралии широко реализуется весь комплекс мероприятий по извлечению метана (как скважинами с поверхности из неразгруженных пластов, так и из подземных выработок).
Необходимо отметить, что сам процесс введения этой законодательной нормы в практику был достаточно длителен и сложен.
Так, в США отсчет следует, пожалуй, вести от Акта о здоровье и безопасности федеральных шахт (1969 г.), причем усилиям федерального агентства активно сопротивлялись специалисты промышленности, руководствуясь интересами сиюминутного производства. Кардинальное изменение связано с развитием экономических условий, когда наряду с производительностью решающим фактором успеха компании стала и стоимость самой компании. Повышение безопасности горных работ позволило снизить социальные расходы, которые являлись самым крупным элементом себестоимости и, как следствие, защитить активы, задействованные в производстве.
Мы считаем, что в нашей стране наступил момент, требующий активного участия федеральных структур в решении проблем безопасности угольных шахт и адекватной оценки социальных расходов.
В направлении реализации этих приказов для ряда угольных шахт ОАО «СУЭК Кузбасс» (филиал СУЭК в г. Ленинске-Кузнецком) Московским государственным горным университетом была разработана технологическая документация на проведение работ по заблаговременной дегазации скважинами с поверхности, разработаны программа и методика этих работ и выполнено технико-экономическое обоснование применения этого способа на участках лав №№ 5208 и 5209 шахты «Котинская», которые будут отрабатываться в 2012-2013 гг. в условиях пласта 52 с природной газоносностью 15-16 м3/т при планируемой нагрузке в 6 млн т в год. На момент написания статьи решался вопрос об инвестировании указанных работ. Была найдена организация—исполнитель и организована поездка специалистов ОАО «СУЭК—Кузбасс» в г. Караганда на шахты «Казахстанская», «Шахтинская» и им. Ленина Угольного департамента АО «Миттал Стил Темиртау» для детального ознакомления с работами по заблаговременной дегазационной подготовке, проводимыми при полной поддержке руководства Угольного департамента АО «АрселорСтил Темиртау» управлением «Спецшахтомонтаждегазация» по проектам и под авторским контролем МГГУ.
Ведется подготовка аналогичных работ для шахт ОАО «Воркутауголь». При весомой поддержке территориального управления Печорского округа по технологическому и экологическому надзору Ростехнадзора выполнен аналогичный комплекс работ, разработаны и утверждены в установленном порядке технологические части проектов для двух лав шахты «Заполярная» (лавы №№ 123-с и 514-с). Небезынтересно отметить, что предполагалось применение двух схем заблаговременной дегазационной подготовки пластов (ЗДП). На участке лавы 123-с, где время на дегазацию (время до начала ведения горных работ) составляет 4-5 лет, предусматривалось применение традиционной схемы ЗДП-1 с полномасштабным освоением скважин и извлечением метана. На участке лавы № 514-с предусматривалось применение схемы ЗДП-2 без освоения скважин. При реализации последней схемы время до начала ведения горных работ может быть снижено до 3-6 месяцев. Разработаны также программы и методики выполнения работ, организован выезд на объекты заблаговременной дегазации специалистов ОАО «Воркутауголь» и ОАО «Северсталь» в г. Караганду, определена организация—исполнитель работ, решается вопрос об инвестировании последних со стороны ОАО «Северсталь».
Учитывая современное состояние метанобезопасности в качестве первоочередных задач необходимо выделить:
— разработку модели формирования метанообильности добычного участка, обеспечивающей определение максимальной нагрузки на очистные забои;
— разработку и внедрение эффективных технологий дегазации собственно угольных пластов как существенных источников газовыделения в горные выработки при современном уровне нагрузок на очистные забои;
— создание центров переподготовки кадров, специализирующихся на вопросах метанобезопасности с их обязательным периодическим обучением;
— совершенствование участков управления метановыделением на основе жесткой взаимосвязи схем вентиляции и дегазации;
— совершенствование систем мониторинга безопасности;
— организацию научно-производственных структур, обеспечивающих внедрение новых способов дегазации и совершенствование схем управления газовыделением;
— совершенствование и расширение использования систем утилизации с соответствующим экономическим стимулированием.
Затронутые вопросы нами поднимаются не впервые. Наша статья в журнале Уголь № 12 за 2006 г. завершалась дословно следующим образом: «Реальное научно-обоснованное решение проблемы метанобезопасности угольных шахт России — безотлагательная задача сегодняшнего дня». Для многих шахт эта задача должна была начать решаться уже несколько лет назад, чтобы сегодня ситуация не была критической. Пример тому — практически закрывающаяся шахта «Первомайская» в Кузбассе, хотя возможные выходы из сложной ситуации на базе эффективной пластовой дегазации (в том числе и заблаговременная дегазация скважинами с поверхности) детально обсуждалась более пяти лет назад как на уровне технической дирекции ОАО «Кузбассуголь, так и на уровне шахты «Первомайская». Анало гичную ситуацию может иметь ОАО «Воркутауголь» через 4-5 лет. Дальнейшее промедление в реальном решении проблемы метанобезопасности будет необратимо усугублять и без того непростую ситуацию в угольной отрасли»?????? В нашем докладе на пленарном заседании научного симпозиума «Неделя горняка-2007» (январь 2007 г.) в завершении, выступления было также дословно сказано следующее: «10 февраля 2006 г. независимый профсоюз горняков России (НПГ России) обратился к первым лицам государства (Президенту России В. В. Путину, председателю Правительства России М. Е.
Фрадкову), членам Совета Федерации РФ и депутатам Государственной Думы РФ по вопросу «О положении с состоянием техники безопасности в угольной отрасли» и с требованием запретить эксплуатацию шахт, в которых не производится комплексная дегазация».
В обращении были сформулированы следующие предложения:
— законодательно запретить подземную добычу угля без обязательной постоянной, комплексной дегазации угольных пластов и скоплений метана в отработанном пространстве через скважины, пробуренные с земной поверхности и из подземных выработок;
— создать экономические условия для рентабельного применения современных дегазационных систем и возможности коммерческой реализации проектов извлечения и утилизации шахтного метана.
Эта инициатива, равно как и другие за последние 10—15 лет, не имела никаких практически значимых результатов. Через считанные месяцы произошли катастрофы на шахте «Ульяновская» и некоторых других.
Россия продолжает хладнокровно жить в ожидании новых трагедий на угольных шахтах»????? В настоящей статье мы привели наши планы по развитию реальных работ по обеспечению метанобезопасности в Кузбассе и Воркуте. Реализация этих работ в кратчайшие сроки будет, с нашей точки зрения, «моментом истины» в части отношения руководства угольных компаний, органов надзора, региональных органов к решению проблемы метанобезопасности при подземной разработке угля.
Список литературы 1. Концепция обеспечения метанобезопасности угольных шахт России на 2006-2010 гг. / Пучков Л. А., Сластунов С. В., Каледина Н. О. и др. — М., изд-во МГГУ, 2006. — 18 с.
2. Рубан А. Д., Забурдяеев В. С., Забурдяеев Г. С., Матвиенко Н. Г.
метан в шахтах и рудниках России: прогноз, извлечение и использование. — М.: ИПКОН РАН, 2006, — 312 с.
3. Информация Администрации Кемеровской области «В четвертом квартале 2009 г. в Кузбассе должна начаться промышленная добыча газа метана из угольных пластов. «Уголь», 2008, № 5.
4. Ножкин Н. В. Заблаговременная дегазация угольных месторождений. М., Недра, 1979 — 271с.
5. Управление свойствами и состоянием угольных пластов с целью борьбы с основными опасностями в шахтах (Ржевский В. В., Братченко Б. Ф., Бурчаков А. С., Ножкин Н. В. ), М., Недра, 1984. — 327с.
6. Сластунов С. В. Заблаговременная дегазация и добыча метана из угольных месторождений. М., изд-во МГГУ, 1996. — 441с.
7. Пучков Л. А., Сластунов С. В., Фейт Г. Н. Способ дегазации угольного пласта. Патент РФ № 2159333, 20.11.2000.
8. Пучков Л. А., Сластунов С. В., Коликов К. С. Проблемы метана угольных месторождений при их заблаговременной дегазационной подготовке. Изд-во МГГУ, 2001.
9. Пучков Л. А., Сластунов С. В. Проблемы угольного метана — мировой и отечественный опыт их решения, изд-во МГГУ, ГИАБ, № 4, 2007.
10. Пучков Л. А., Сластунов С. В. Эффективное решение проблемы метанобезопасности угольных шахт России – безотлагатель ная задача сегодняшнего дня. “Уголь” , 2006, № 12.