О стоимости угля на электростанциях России и США



Предыдущая | Следующая

 

О стоимости угля на электростанциях России и США Конкурентоспособность российских товаров во многом зависит от стоимости 1 кВт?ч электроэнергии, а качество жизни россиян, живущих в основном в условиях северных широт, от стоимости 1 Гкал тепла. При этом стоимость электроэнергии и тепла существенным образом зависит от внутренних цен на природный газ и энергетический уголь. Добавьте в перечень названных актуальных энергетических вопросов экологическую нагрузку на окружающую среду и попытайтесь найти оптимальное решение по развитию секторов топливно-энергетического комплекса.
Это одна из стандартных задач разработчиков Энергетической стратегии России, которая однозначного решения не имеет. Появляются множество альтернатив и смутная надежда, что реальная жизнь все расставит по своим местам.
Но, если не регулировать процессы, протекающие в экономике и сегментах топливно-энергетического рынка, ситуация будет складываться не в направлении нарастания экономической эффективности, а «по линии наименьшего сопротивления», то есть в направлении вздувания цен и сокращения объемов производства. Именно это мы и наблюдаем на внутреннем рынке топливно-энергетических ресурсов, в том числе на рынке угля, где природный газ продолжает вытеснять угольное топливо на тепловых электростанциях и районных котельных.
Почему положения Энергетической стратегии (ЭС-2020) [1] и Генеральной схемы размещения объектов электроэнергетики [2] так разительно отличаются от фактически сложившихся тенденций в части развития угольной энергетики?
Может быть потому, что Энергетическую стратегию России разрабатывали ученые и высоко квалифицированные специалисты под эгидой Минпромэнерго России, которые исходили из интересов развития национальной экономики, в то время как незрелые рыночные отношения и юная демократия выполняют волю и удовлетворяют интересы группы стратегических игроков? «Невидимая рука» Адама Смита не спешит в России выравнивать частные и общественные интересы с помощью рыночных регуляторов, на что до сих пор рассчитывают поборники ортодоксального «свободного рынка».
ДОЛЯ УГОЛЬНОЙ ЭНЕРГЕТИКИ По предварительным итогам за 2007 г.
угольная отрасль нарастила добычу угля на 4,4 млн т, достигнув уровня годовой добычи 314,4 млн т. Годовой темп роста составил 101,4 %. При этом темп роста электроэнергетики составил 101,9 %, главным образом за счет выработки электроэнергии на тепловых электростанциях.
Можно бы было ожидать, что весь прирост добычи угля будет использован на развитие генерации электроэнергии на угольных ТЭС. Основанием для таких ожиданий служат положения «Энергетической стратегии России на период до 2020 года» и опубликованный проект РАО «ЕЭС России» (2007 г.) «Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года», под реализацию которого вновь созданные генерирующие компании (ОГК и ТГК) уже начали собирать финансовые ресурсы.
Однако внутреннее потребление угля за 2007 г. сократилось на 4,3 млн т, при росте потребления газа в объеме 4,5 млрд куб. м. Таким образом, на практике мы имеем прямо противоположную картину той, которая объявлена в официальных документах. Более того, мы наблюдаем многолетнюю тенденцию вытеснения угля природным газом с рынка топлива для тепловых электростанций (табл. 1).
Если же рассматривать долю угля в общей структуре выработки электроэнергии в России, то мы получаем структуру, представленную в табл. 2, где доля выработки электроэнергии на угольном топливе сегодня снизилась до 14,6 %. Это ниже доли выработки энергии на ГЭС (17,6 %) и АЭС (15,7 %).
Говоря об увеличении доли угля в топливном балансе электроэнергетики и учитывая моральный и физический износ оборудования на угольных электростанциях, работающих по устаревшим технологиям, следует понимать, что речь идет не о развитии угольной генерации, а о создании новой отрасли экономики, основанной на современных экологически чистых и эффективных технологиях использования угля и утилизации отходов от его сжигания.
Можно с уверенностью констатировать, что уголь в России перестал играть существенную роль в производстве электроэнергии.
Таблица 1 Эти инновационные проекты должны быть, безусловно, экономически эффективными и привлекательными для энергетических компаний, т. е. обладать высокой степенью автоматизации всех производственных процессов от приемки угольного топлива на склады ТЭС до утилизации отходов.
Без приемлемых цен на уголь, соответствующих его потребительским свойствам, говорить о перспективах развития угольной энергетики, по меньшей мере, безответственно. В связи с этим рассмотрим более детально проблему роста цен на газовое и угольное топливо для энергетики.
ОТСТАНЕТ ЛИ «УГОЛЬНЫЙ АХИЛЛЕС» ОТ «ГАЗОВОЙ ЧЕРЕПАХИ»?
Почему не растет генерация электроэнергии из угля? Потому что цены потребления на ТЭС одной тонны условного топлива природного газа примерно равны соответствующим ценам на уголь. И, хотя ценовая политика объявлена, идет реальное повышение цен на газ, тем не менее, вопреки логике рыночного механизма, цены на уголь продолжают тянуться вслед за ускользающим уровнем цен на газ, что видно на рис. 1, а.
В это время внутренний рынок США демонстрирует прямо противоположные тенденции: цены на уголь относительно стабильны, а цены на природный газ и то почный мазут испытывают рыночные конъюнктурные колебания, находясь на почтительном расстоянии от угля (см. рис. 1, б).
У них цены на газ и мазут колеблются «в обнимку», а у нас происходит то же, но с ценами на газ и уголь.
Философ Зенон с помощью своих знаменитых парадоксов, в том числе про Ахиллеса и черепаху, доказал, что существует диалектическое противоречие в движении материального мира. Россия сегодня доказывает другую истину из области виртуального мира свободных рыночных отношений, истину, в которой развитые страны мира уже давно не сомневаются — рынок следует регулировать. Нет никакой уверенности в том, что, увеличив регулируемые цены на газ до 125 дол. США за 1 тыс. куб. м, свободные цены на уголь не вырастут до таких же внушительных размеров.
Сегодня в 2008 г. угольщики ожидают очередного роста мировых цен на энергетический уголь до уровня 90 дол. США за 1 т, что по расчетам методом «Net-Back» соответствует внутренней цене на уровне 60-70 дол.
США за 1 т. В то же время, энергетики ориентированы на уровень цен на уголь около 50 дол. США за 1 т, но только к 2014 г.
В результате, вероятно, будет воспроизведен в очередной раз механизм вытеснения угля газом также и в текущем году.
При этом российский экспорт вырастет еще на некоторую величину, а внутрен ний рынок энергетических углей для ТЭС в очередной раз сократится. То есть, старт к развитию угольной энергетики, в чем российские угольщики должны быть кровно заинтересованы, в очередной раз будет отложен не по стратегическим мотивам долгосрочной политики, а в связи с оперативно-тактическими действиями стратегических игроков рынка топливноэнергетических ресурсов. Однако винить их в этом нельзя, так как предприниматели действуют полностью в рамках установленных правил игры.
ПОЧЕМУ В США ЦЕНЫ НА ЭНЕРГЕТИЧЕСКИЙ УГОЛЬ ОТНОСИТЕЛЬНО СТАБИЛЬНЫ?
На этот вопрос российским экономистам ответить существенно труднее, так как механизмов рыночных регуляторов, в том числе гибкой налоговой системы [3] в России еще не создано. По мнению теоретиков оптимальных налоговых систем, страны, не регулирующие рыночные цены и доходы бизнеса, «находятся на стадии анархического капитализма» [4].
Правительство США прямого воздействия на угольный рынок не оказывает, но косвенное воздействие через налоговую систему, бюджетные интервенции и субсидии энергетическим компаниям, а также социально значимым потребителям им осуществляется в необходимых объемах и весьма эффективно, (табл. 3).
Американцам повезло с угольными ресурсами, которые не только являются самыми крупными в мире, залегают в относительно благоприятных горно-геологических и горнотехнических условиях, но еще и расположены равномерно по всей территории страны (38 штатов из 50 имеют свои запасы угля).
Такая дислокация угольных ресурсов позволяет строить электростанции на бортах разрезов и вблизи промышленных площадок шахт. При этом потери в электрических сетях оказываются незначительными в связи с компактным расположением потребителей энергии.
В России дело с расположением угольных месторождений и размещением потребителей угля и электроэнергии выглядит совершенно иначе: подавляющая часть эффективных угольных ресурсов сосредоточена в Сибири и на Дальнем Востоке, а большая часть потребления угля и электроэнергии — в Европейской части России и на Урале. Положение усугубляется существенными расстояниями транспортирования и северными широтами, требующими кроме электроэнергии, значительных объемов выработки тепла, которое невозможно транспортировать на дальние расстояния.
Эти особенности хорошо видны на сопоставительных картах-схемах России и США (рис. 2), на которых показаны стоимости угольного топлива на ТЭС (включая налоги и тарифы).
Как следует из приведенных данных, в России стоимость угольного топлива на ТЭС уже существенно превысила аналогичные показатели США. Существует распространенное в экономических кругах мнение, что всему виной железнодорожные тарифы, которые в цене конечного потребления угля на ТЭС России составляют от 50 до 100 % и выше, и которые в США практически отсутствуют.
Рассмотримболеедетальнотранспортную составляющую в цене конечного потребления угля на ТЭС США. Для этого используем тот же официальный источник информации EIA администрации Правительства США, который мы используем при статистическом анализе всех аспектов угольной энергетики США в данной статье.
Как следует из нашего анализа, из общего объема добываемых углей США примерно 35 % потребляется на месте электростанциями, находящимися в непосредственной близости от разрезов и шахт. Основная же масса углей транспортируется до конечных потребителей с помощью железнодорожного, речного или мультимодального (смешанного) видов транспорта.
Основные направления железнодорожных перевозок составляют:
• западныерайоныдобычи—ТЭССреднего Запада, потребляющие уголь в объеме около 150 млн т при транспортировке на расстояние в среднем 1755 км со стоимостью примерно 15 дол. США за 1 т у. т. Эти поставки осуществляются по долгосрочным контрактам со сроком около 16 лет;
• восточныерайоныдобычи(районАппалачи) — ТЭС Юга США, потребляющие около 120 млн т угля при транспортировке на расстояние в среднем 611 км со стоимостью около 11дол. США за 1 т у. т. Эти поставки осуществляются по долгосрочным контрактам со сроком около 12 лет.
Структура стоимости конечного потребления угля ТЭС по названным регионам сложилась соответственно следующим — для ТЭС Среднего Запада — стоимость угля франко-склад производителя — 28 дол. США за 1 т у. т., железнодорожные расходы — 15 дол. США за 1 т у. т., в целом — 43 дол. США за 1 т у. т.;
— для ТЭС Юга США — стоимость угля франко-склад производителя — 40 дол.
США за 1 т у. т., железнодорожные расходы — 11 дол. США за 1 т у. т., в целом — 51 дол.
США за 1 т у. т.
Таким образом, транспортная составляющая в стоимости угля, потребляемого на ТЭС США не превышает 35 %. Тем не менее Правительство США строго контролирует стоимость железнодорожных перевозок угольного топлива.
Прозрачность ценовой информации в условиях свободного рынка — это важнейшее условие эффективной его работы при соблюдении баланса интересов энергетических компаний, производителей и поставщиков угольного топлива, как и любого другого вида топлива для ТЭС, и при обязательном ПАРТНЕРСТВО Список литературы соблюдении интересов общества в целом.
В России же цены, являющиеся главным фактором рыночных отношений, несущих информацию о здоровье и эффективности бизнеса, отечественные предприниматели превратили в коммерческую тайну. Даже Росстат путается в ценах на топливноэнергетические ресурсы, свидетельством чего может служить справочник «Цены в России», официальное справочное издание, опубликованное в 2006 г., где на с. 138
приведены следующие цены приобретения углей, (руб. за 1 т):
приведены следующие цены приобретения углей, (руб. за 1 т):
НАШЕ ПРЕДЛОЖЕНИЕ — ЧАСТНО-ГОСУДАРСТВЕННОЕ ПАРТНЕРСТВО Конечно же, самым радикальным и вполне естественным направлением стабилизации цен на топливно-энергетические ресурсы и стимулирования развития угольной энергетики был бы путь дальнейшего продвижения реформ. Россия импортировала рыночные механизмы ценообразования и свободного предпринимательства, но «забыла» импортировать механизмы эффективного государственного регулирования, в том числе — гибкую налоговую систему, систему административно-экономических регуляторов и т.п. Эволюционным путем эти недостающиеэлементыинституциональных преобразований будут формироваться неопределенно долгое время.
Тем не менее создавать эффективную, экологически чистую угольную энергетику, судя по стратегическим установкам Правительства России, необходимо.
Для сдерживания цен на уголь на уровне 40-45 дол. США за 1 т у. т. необходимо, по нашему мнению, при сохранении свободных цен на уголь, ввести регулирование цен конечного потребления угля на ТЭС.
Это обеспечит сдерживание роста тарифов на рынке электроэнергии, предотвратит раскручивание инфляции и создаст условия для повышения конкурентоспособности российских товаров.
Наиболее реальным путем достижения поставленной цели в сложившихся условиях может быть создание регулирующего механизма на базе Государственной энергоугольной компании, которая должна стать основным поставщиком угольного топлива, закупаемого на оптовом рынке по свободным ценам и поставляемого его генерирующим компаниям по регулируемым ценам в соответствии с государственным заказом с компенсацией разницы в ценах. При этом мультипликативный эффект от регулирования цен на угольное топливо может многократно перекрыть компенсационные расходы государства.
Расчеты, проведенные ЦНИЭИуглем, показывают, что строительство современных угольных шахт в связи с их большой капиталоемкостью и повышенными требованиями к безопасности отработки высокогазоносных пластов недостаточно привлекательно для частного бизнеса из-за длительного срока окупаемости. Поэтому, целесообразно строительство новых шахт сосредоточить в создаваемой Компании с дальнейшей сдачей их в аренду частному бизнесу.
Эта Компания могла бы также осуществлять организацию и выполнение НИОКР по созданию прорывных технологий добычи, переработки и потребления угля на экологически чистых угольных электростанциях, выполнять подготовку экономически обоснованных инвестиционных и инновационных проектов угольной энергетики нового поколения.
Список литературы 1. Энергетическая стратегия России на период до 2020 года.
2. Генеральная схема размещения объектов электроэнергетики до 2020 года / Доклад Министра В. Христенко на заседании Правительства РФ, апрель, 2007.
3. Примаков Е.«Нужна более гибкая налоговая система» // Газета «Экономические новости России и содружества». — Февраль 2008. — №4 (364). — С. 2.
4. N. H. Stern (1987). The New Palgrave: A Dictionary of Economics, v. 1.