МОХНАЧУК Иван Иванович



Предыдущая | Следующая

 

МОХНАЧУК Иван Иванович Канд. техн. наук, председатель Росуглепрофа МЫШЛЯЕВ Борис Константинович Доктор техн. наук БАЛАБЫШКО Александр Михайлович Доктор техн. наук, проф.
ННЦ ГП-ИГД им. А. А. Скочинского Прошедшая суровая зима 2005 – 2006 гг.
повсеместно высветила одну из главных проблем России и целого ряда европейских стран — недостаточную энергетическую обеспеченность, которая привела к режиму экономии электроэнергии даже в Москве, а в Алчевске (Украина) — к практической гибели значительной части энерго — и теплоснабжения города.
По мнению мэра Москвы Ю. М. Лужкова — «нужно на уровне государства принять новый план ГОЭРЛО». Сегодня известно несколько направлений решения данной проблемы — атомная энергетика, традиционная углеводородная (нефть, газ, уголь) и возобновляемая энергетика (гидроэнергетика больших и малых рек, ветроэнергетика, геотермальная, использование солнечной энергии, биоэнергетика).
По данным американского электротехнического института (EPRI), стоимость 1 кВт•ч электроэнергии в США и других странах, получаемой на АЭС, составляет 5 – 9 центов, на ТЭЦ (на угле и мазуте) — 4 – 5 центов, на ГЭС различной мощности — 5 – 20 центов и ВЭС (восполняемая энергетика) — 5 – 7 центов [1]. Явные экономические преимущества одного вида энергии перед другими отсутствуют. Отсюда следует, что при выборе вида энергии надо ориентироваться на конкретные условия ее производства и использования.
Однако применительно к условиям Российской Федерации с огромной потребностью в энергии ограниченной мощности ветровая энергия является наиболее конкурентоспособной из всех видов ВИЭ (восполняемые источники энергии).
В мировом масштабе стоимость электроэнергии, вырабатываемой на ветровых электростанциях, с начала 1980-х гг.
снизилась с 38 до 2-3 центов за 1 кВт•ч, и ожидается дальнейшее снижение до 1,5 центов без вредных выбросов в атмосферу и без парникового эффекта, что будет значительно ниже стоимости электроэнергии большинства традиционных электростанций, сжигающих органическое топливо.
Мировая программа «Ветроэнергетика — 10» (Wind Force 10) ставит целью достижение 10 % ветроэнергетики в мировом производстве к 2020 г. при увеличении годового производства электроэнергии почти в два раза — до 27 350 ТВт•ч. Реальность этой программы подтверждается ускоренным развитием ветроэнергетики.
Так, на 2001 г. прогнозировалось производство 21,5 ГВт•ч, а фактически получено 24,0 ГВт•ч.
Несмотря на экологическую катастрофу в СССР с Чернобыльской АЭС, атомная энергетика в мире продолжает развиваться. В табл. 1 (поз. 3 и 4) приведены данные МАГАТЭ [2] по состоянию атомной энергетики в 2001 г. Остальные позиции таблицы — оценочные данные авторов работы. Из табл. 1 видно, что наиболее высокое производство атомной электроэнергии в США и во Франции. При этом Франция занимает ведущее положение по процентному производству атомной энергии от общего объема производства электроэнергии, а также по производству атомной энергии на одного человека.
Российская Федерация по атомной энергетике занимает пятое место в мире, а по производству электроэнергии на человека — седьмое, в том числе в 2,23 раза ниже, чем в США и в 1,5 раза ниже, чем во Франции, хотя РФ более «северная» страна, потребность которой в энергетике значительно выше.
В просматриваемой перспективе атомная энергетика — основное направление развития энергоснабжения для нужд человечества. На более близкую перспективу обоснованным следует считать продолжение развития традиционной энергетики на органическом топливе.
За последнее столетие мировое сообщество использовало ископаемых энергоресурсов больше, чем за всю историю От редакции В публикуемой работе рассмотрена глобальная проблема энергетической (политической) безопасности России и предлагается одно из возможных реальных направлений ее стратегического решения и перехода страны из поставщика сырья в производители экспортной продукции с более высоким уровнем жизни россиян.
Редакция предлагает открыть дискуссию на страницах журнала «Уголь» по данной тематике. Сегодня есть нефть, газ и нефтедоллары от их продажи. А что будет завтра?
цивилизации. Ежегодно в мире расходуется около 15 млрд т условного топлива, в том числе твердого — 30,2 %, жидкого — 38,2 %, природного газа — 20,3 %. Энергия, вырабатываемая на гидроэлектростанциях, — 4,2 %, энергия новых источников — 0,2 % [1].
К 2030 г. мировое потребление энергоресурсов возрастет на 60 % по сравнению с 2000 г. При этом следует помнить, что ископаемое органическое топливо, особенно нефть и газ, являются ценнейшим сырьем для многих отраслей промышленности, и их сжигание для выработки энергии ввиду ограниченности и невосполнимости запасов фактически ликвидирует сырьевую базу для потомков. Существующая оценка нефтяных запасов основных бассейнов мира показывает, что найдена почти вся нефть на Земле. Суммарные запасы нефти на планете составляли 1 800 Гб, из которых почти половина — 822 Гб — добыта.
За год человечество потребляет 22 Гб нефти, а разведывает всего 6 Гб. До 2023 г. человечество употребит 80 % мировых запасов и, по мнению г-на Айвенго (консультанта правительства США и крупных нефтяных компаний по оценке нефтяных запасов), «настанет энергетический кризис, который затронет каждого землянина».
В тепловом балансе ТЭС России природный газ занимает 62 %, уголь — 30 % и мазут — 8 %. Известные запасы нефти крупнейших российских компаний составляют около 8 млрд т. Ежегодно добывается 400 млн т нефти. Без возобновления масштабных геологоразведочных работ нефти в России хватит всего на 20 лет.
Ориентация страны на газовую и нефтяную энергетику как основную в XXI в., требует, по нашему мнению, уточнения.
Во-первых, Россия намечает выступать в течение нескольких десятилетий в качестве основного поставщика самого ценного и ограниченного по объемам запасов углеводородного сырья, становясь сырьевым придатком европейских, включая страны СНГ, а затем и азиатских стран, чтобы через 20 – 30 лет попасть по данному виду сырья в зависимость от США, которые стремятся командовать газом и нефтью Ирака, Ирана и других арабских государств.
Это тактическое решение проблемы энергетической безопасности страны на период жизни всего одного поколения россиян.
Во-вторых, желание перевести в ближайшие годы все города и села России на газ — это временное решение энергетической проблемы благоустройства жилья на период жизни всего-навсего одного — двух поколений россиян. Геологические ресурсы угля в недрах земли оцениваются в 15 трлн т, из которых на долю России приходится 36 % (более 5,3 трлн т), США — 24 %, Китая — 10 % и остальные страны — 30 % [3].
В 2004 г. мировая добыча угля всех типов (каменный, коксующийся и бурый) оценочно составила около 5,3 млрд т. К числу крупнейших угледобывающих стран мира относятся Китай, где годовая добыча составляла 1,6 млрд т, США — 1,1 млрд т, Индия — около 400 млн т, Австралия — более 350 млн т, Россия — около 300 млн т.
Китай при практическом отсутствии газа и нефти 70 – 72 % тепловой и электрической энергии получает от угля. При ускоренном возведении ГЭС и АЭС и в дальнейшем намечается до 60 % электроэнергии получать за счет угля.
США при наличии всех видов энергоносителей в 2002 г. только на центральные тепловые и электрические станции использовали 56 %, или более 600 млн т угля. Себестоимость электроэнергии на угольных электростанциях США в 1,7 раза ниже, чем на газовых, и почти в 2 раза ниже, чем на мазутных при средней себестоимости добычи 17,9 дол. /т угля и средней стоимости энергетического угля 31,2 дол. /т.
В России могут получить развитие все направления энергетики с учетом условий и специфики регионов и зон страны.
Так, например, Восточный регион страны является богатейшим в мире «складом» угольных месторождений, где целесообразно развивать угольную энергетику.
Более 70 % территории страны, или 10,4 млн кв. км, расположено в так называемой «зоне децентрализованного энергоснабжения», где постоянно проживают всего 10 млн чел., в том числе в сельской местности — 2,5 млн чел., и временно — 0,4 млн чел.
То есть, плотность заселения составляет всего 1 чел. /кв. км территории. По месту расположения — это преимущественно Восточный регион. Экономико-географические особенности зоны: суровые климатические условия, удаленность и труднодоступность потребителей, небольшие требуемые мощности энергогенерирующих установок, высокая экологическая уязвимость территории.
Для этих условий в наибольшей степени подходят ветровые электростанции, которые могут позволить отказаться от газа для бытовых нужд и заменить 6 тыс. дизельных электростанций мощностью до 3 – 5 МВт с суммарной установленной мощностью более 3 тыс. МВт и годовой выработкой электроэнергии около 6 млн кВт•ч при высоком расходе топлива — 500 – 600 т условного топлива на 1 кВт•ч.
Кроме того, в этих районах эксплуатируется 5 тыс. котельных средней мощностью 1,5 Гкал•ч с КПД менее 50 %. Техническое состояние котельных крайне низкое [1]. Уровень энергетического обеспечения в этих районах в 4-5 раз ниже среднего в Центральной зоне страны. Энергетика на возобновляемых ресурсах, наиболее соответствующая данным условиям, неразвита.
Однако следует учитывать, что преимущественно в зоне децентрализованного энергоснабжения находятся от 60 до 100 % разведанных запасов таких ценных минеральных ресурсов, как нефть, газ, золото, олово, алмазы, свинец, диоксид титана, металлы платиновой группы, ртуть, апатиты, разработка которых требует значительных людских резервов и энергозатрат.
При отсутствии естественных энергоресурсов здесь целесообразно развитие атомной энергетики.
Геологические ресурсы угля в России настолько велики, что даже при десяти — пятнадцатикратном увеличении потребления угля — до 3 – 5 млрд т в год их будет достаточно для использования в течение жизни не менее 20 поколений россиян. За такой период времени может быть создано совершенно новое направление в энергетике.
Учитывая, что уголь является наиболее перспективным энергоносителем в Восточном регионе на ближайшие несколько столетий, следует использовать исторический опыт Великобритании, которая строила электростанции рядом с шахтами по берегам рек, сокращая затраты, связанные с транспортировкой угля, снабжением водой для охлаждения электроагрегатов, снижая значительно себестоимость производства электроэнергии. Как бы в подтверждение данного предложения в середине марта этого года в СМИ появилась информация о покупке компанией «Кузбассразрезуголь» акций шахты и электростанции в Великобритании.
Электроэнергия — наиболее легко перемещаемый и наиболее потребляемый вид энергии, пользующийся постоянным спросом внутри страны и за рубежом.
Например, Австрия покупает в Польше не уголь, а электроэнергию.
Развитие угольной промышленности Востока, в первую очередь Кузбасса, следует рассматривать комплексно с одновременным созданием мощных современных ТЭС и ТЭЦ, развитием металлургической и химической промышленности, современного тяжелого машиностроения, в том числе для обеспечения добычи угля и других ископаемых и оснащения обогатительных фабрик, современных заводов по производству оборудования для использования возобновляемой энергии, электротехники, необходимой для оснащения новых энергетических и тепловых централей. Одновременно — это возможность значительного по объему экспорта электроэнергии за рубеж: странам СНГ, Китаю, Монголии и др.
Ускоренное развитие угольной промышленности Востока — это развитие не только Кемеровской, Новосибирской и других областей данного региона, но и страны в целом. Это действительное обеспечение политической, энергетической и внешней безопасности страны, а не создание сырьевой базы для Европы, Китая, Японии и других стран, не создание базы для территориального расширения Китая и Японии. Это создание страны, независимой от всех, за счет вложения нефтедолларов государства и частного капитала в создание мощной современной производственной базы, работающей на экспорт продукции.
Это обеспечение высококвалифицированной, высокооплачиваемой работы для значительной части россиян.
Опыт развития угольной промышленности Китая и США — основных угледобывающих стран показывает, что объем годовой добычи угля в Китае с 2001 по 2003 г.
вырос с 1,1 млрд т до 1,6 млрд т, т. е. на 500 млн т. Более 90 % от общего объема добычи — это подземная, с огромным вкладом государственного капитала: 6 млрд дол.
США на строительство и модернизацию шахт и обогатительных фабрик и несколько млрд дол. на импорт передовых технологий и оборудования. В 2005 г. только на безопасность работ планировалось затратить более 1,8 млрд дол. Стоимость угля на внутреннем рынке составляет 32 – 40 дол.
/т. Несмотря на резкое увеличение добычи угля, в 2005 г. уровень дефицита поставок угля достигает 200 млн т и будет увеличиваться ежегодно на 20 млн т. Прогнозируется, что в 2020 г. потребность Китая в угле возрастет до 2 млрд т [4].
Объем добычи угля в США к 2020 г. увеличится до 1 235 – 1 350 млн т в год. В США и в Российской Федерации преимущественное применение получила открытая добыча угля, которая составляет 62 – 64 % от общего объема добычи. По сравнению с подземной добычей этот способ экологически более «грязный» и приводит к значительным потерям полезных площадей земли, но ранее он был более экономичным — в 2 – 3 раза, и остается более безопасным.
Однако с развитием техники и технологии подземной добычи угля его себестоимость в последние годы незначительно отличается от себестоимости угля открытой добычи, что видно из табл. 2 [5].
Одним из возможных направлений дальнейшего снижения себестоимости добычи угля и повышения безопасности ведения горных работ следует считать комбинированный способ добычи, объединяющий открытую и подземную добычи на границе вскрытых пластов из бортов разрезов с применением традиционной очистной техники. Такой способ добычи угля получает в последние годы применение в США.
Для обеспечения ускоренного развития угольной промышленности Восточного региона необходимы весьма значительные объемы инвестиций для проведения детальной разведки угольных месторождений, определения последовательности и способов их отработки, создания и развития полной инфраструктуры, включая шахты, разрезы, обогатительные фабрики, электростанции для максимальной переработки энергетических углей, транспорт (преимущественно конвейерный), строительство мощных ЛЭП и создание новых заводов тяжелого и горного машиностроения, электротехнического производства, в том числе для выпуска оборудования ветровой энергетики, с постепенным «завоеванием» Восточного региона, начиная с южных, более заселенных, зон проживания в направлении к северу, к менее заселенным районам, и строительство жилых комплексов городского типа с высоким уровнем удобств проживания и культурного обслуживания. В данном случае нефтедоллары, в том числе Стабилизационного фонда страны, можно использовать с огромной пользой и без увеличения инфляции.
Для предварительной оценки необходимых объемов вложений инвестиций рассмотрено дополнительное освоение добычи энергетического угля подземным способом на уровне до 500 млн т в год в течение 10 – 15 лет, начиная с 2009 – 2010 гг. Расширение открытой добычи угля следует рассмотреть отдельно, но как единое с данным предложением.
При проектной производительности каждой шахты 4 – 6 млн т угля в год потребуется возведение порядка 100 комплексно объединенных объектов, включая шахты, обогатительные фабрики, электростанции и жилье. Затраты на строительство современных шахт с конвейерным транспортом выдачи добытого угля, включая полное оснащение стационарным, проходческим и очистным оборудованием, по разным данным, составляют 40 – 50 млн дол. США на 1 млн т годовой добычи. Суммарный объем вложений составит 20 – 25 млрд дол.
Затраты на строительство обогатительных фабрик, включая подготовку угля для эффективного сжигания и на экспорт, составляют 9 – 15 млн дол. на 1 млн т перерабатываемого угля в зависимости от его конечного фракционного состава. Общие вложения на обогатительные фабрики для переработки 500 млн т рядового угля составят 5 – 6 млрд дол.
По данным РАО ЕЭС, затраты на строительство тепловой электростанции составляют 800 – 1 000 дол. на 1 кВт установленной мощности. Оценочно затраты на строительство ТЭС в США составляют 160 – 200 дол. /кВт установленной мощности. С учетом предлагаемого широкого строительства ТЭС в Восточном регионе для расчетов приняты затраты 250 – 300 дол. /кВт.
Расход условного топлива составляет 293 – 463 г/кВт•ч или в среднем 375 г/кВт•ч.
При зольности рядового угля не более 25 – 30 % и средней зольности товарного на уровне 10 % для полезного использования остается 400 – 425 млн т угля, их которых 55 – 60 % наиболее мелких фракций или 235-240 млн т предлагается использовать для ТЭС, а 160 – 190 млн т наиболее качественного угля — для внутренней и внешней продаж, включая Китай.
ТЭС позволят получить 630 млрд. кВт•ч (630 ТВт•ч) при установленной мощности 175 млн кВт и общей стоимости станций на уровне 45 – 50 млрд дол.
Таким образом, общие вложения в создание производственных комплексов составят 80 млрд дол., а с учетом заводов тяжелого машиностроения, электротехнических и другого профиля — не менее 100 млрд дол., или 7 – 8 млрд. дол. ежегодно.
В США на 1 млн т годовой добычи угля используется при одном комплексномеханизированном забое (КМЗ) 65 – 75 человек шахтного персонала, а при двух КМЗ — 40 – 50 чел. В РФ в среднем используется в 10 – 15 раз больше обслуживающего персонала. Так, на шахте «Распадская» в 2004 г. при 4,2 среднедействующих КМЗ использовались 520 человек на 1 млн т добычи.
Горно-геологические, горно-технические и климатические условия эксплуатации КМЗ в Восточном регионе значительно сложнее, чем в США. С учетом оснащения новых шахт более современным оборудованием и при двух КМЗ для более ритмичной работы всего производственного комплекса в расчетах принято не менее 150 чел. /млн т для шахт и не менее 250 чел. /млн. т для всего комплекса.
К 2020 – 2025 гг. в Восточном регионе может быть создано не менее 125 тыс. новых рабочих мест, требующих работников высокой квалификации. Для строительства производственных комплексов на длительный период потребуется не менее 120 – 150 тыс. строителей и еще не менее 50 тыс. работников машиностроительного и электромеханического профиля и обслуживающего персонала, т. е. всего не менее 300 тыс. новых рабочих мест. Для этого потребуется строительство благоустроенного жилья для каждой семьи площадью 50 – 100 кв. м или общей площадью 2 – 3 млн кв. м стоимостью 2-3 млрд дол.
Это позволит обеспечить нормальной высокооплачиваемой работой и жильем живущих в местах освоения угольных месторождений, а также создать условия для нового «Великого переселения» на Восток россиян из Европейского региона страны, стран СНГ и др. Только благодаря этим двум факторам ранее малозаселенная Канада превратилась в процветающую страну с очень высоким уровнем жизни.
Развитие угольной промышленности РФ как долговременной базы стратегически важного сырья для топливно-энергетического комплекса, черной металлургии и химии страны настоятельно требует создания безопасных и комфортных условий эффективной разработки угольных месторождений. В последние годы ФГУП ННЦ ГП — ИГД им. А. А. Скочинского при активном участии специалистов Гипроуглемаша и конструкторского бюро «Горные машины» разработал концепцию развития очистной техники и технологии применительно к условиям шахт РФ, которая по ряду основных положений отличается от основных направлений развития очистной техники за рубежом. Это: повышение эгерговооруженности машин с применением электродвигателей для приводов очистных комбайнов на резание угля и приводов забойных конвейеров с единичной мощностью до 800 – 1000 кВт и двигателей приводов подачи комбайнов до 125 кВт при напряжении 3 – 6 кВ; применение автоматизированных систем управления, контроля и диагностики работы оборудования, включая автоматическое управление рабочим органом комбайна по гипсометрии пласта;
постоянное повышение ресурса и надежности работы машины и коэффициента машинного времени комплекса.
Для производства современного отечественного очистного оборудования, в максимальной степени соответствующего условиям эксплуатации на шахтах РФ, предлагается следующее:
— создание базовых моделей основных машин комплексов и комплексов в целом на унифицированных сборочных единицах для диапазонов мощности пластов от 1 до 6 м с последующим использованием их для разработки и выпуска машин и комплексов по индивидуальным заказам с максимальной унификацией для резкого сокращения необоснованного разнообразия машин и комплексов на шахтах;
— создание основных машин с применением электродвигателей мощностью 350 – 400 кВт при напряжении 1 140 В с последующим повышением напряжения и мощности двигателей;
— применение в однокомбайновой лаве преимущественно челноковой выемки угля;
— переход на применение двухкомбайновых лав с двухсторонней выемкой угля;
— создание и применение регулируемого привода на основных машинах комплекса для повышения их производительности, ресурса и самое главное — надежности работы, а также сортности добываемого угля;
— создание робототехнических автоматизированных систем управления, контроля и диагностики работы оборудования — основного направления для повышения безопасности ведения очистных работ.
Из технико-экономического анализа необходимых объемов производства современного высокопроизводительного очистного оборудования для обеспечения ежегодной добычи угля на уровне 500 млн т установлено, что при выпуске комплексов производительностью 6 – 15 тыс.
т/сут, в зависимости от их технического совершенства и условий эксплуатации, требуется поставлять порядка 40 лавокомлектов длиной 150 – 250 м стоимостью на уровне 20 млрд руб. с учетом запчастей. Это возможно при создании новых машиностроительных и электротехнических производств. Применение импортной техники приведет к ежегодным затратам на уровне 40 млрд руб. и к потере в стране не менее 10 – 15 тыс.
рабочих мест в этих отраслях.
Организовать в сжатые сроки современное производство возможно только при использовании опыта фирм других стран. Учитывая сложившиеся в последнее время некорректные взаимоотношения с Польшей, а также полное отсутствие заинтересованности производителей этой страны в развитии угольного машиностроения в России, наиболее целесообразно использовать положительный опыт таких стран, как Германия, по машиностроению и энергетике и Японии — по созданию робототехнических систем управления, контроля и диагностики работы машин.
Создание совместных предприятий может явиться основой использования высокотехнологичных производств таких компаний и фирм, как ДБТ, «Эйкгофф» и других. Обобщение отечественного и зарубежного опыта создания очистного оборудования показывает, что на НИОКР затрачивается 3 – 5 % от объема затрат на ежегодный выпуск очистного оборудования.
Учитывая значительное отставание отечественного оборудования от уровня зарубежной техники, предлагается ФГУП ННЦ — ГП ИГД им. А. А. Скочинского взять на себя концентрацию остатков специалистов НИИ и ПКИ РФ и руководство созданием современного очистного, а в дальнейшем — и проходческого оборудования под эгидой администраций Кемеровской и Новосибирской областей и по заказу вновь создаваемой Компании по развитию добычи угля и энергетики в Восточном регионе с контрольным пакетом акций за государством с фондом финансирования НИОКР по углю и энергетике за счет отчисления от добычи угля на уровне 2-3 руб. от 1 т угля.
Одновременно следует вести работы по развитию открытой добычи угля в РФ с некоторым снижением ее уровня в общем объеме добычи угля в России.
Предварительный расчет эффективности работ по повышению объемов добычи угля и производства электроэнергии показывает, что срок окупаемости вложенных инвестиций составит не более 4 лет.
ВЫВОДЫ 1. Ориентация России на газовую и нефтяную энергетику в качестве основной в XXI в. не является экономически и политически обоснованной.
2. Газовая и нефтяная энергетика из-за ограниченных ресурсов этого сырья является тактическим решением проблем энергетической безопасности страны на период жизни всего одного поколения россиян и временным решением бытовых проблем малых городов и сел. Однако может стать основой инвестирования для стратегического решения проблем не только энергетической, но и политической безопасности страны от возможных посягательств на ее самостоятельность со стороны США.
3. Одним из реальных направлений создания долговременной безопасности страны является ускоренное развитие угольной промышленности и энергетики в Восточном регионе с учетом огромных геологических ресурсов этого сырья на уровне 5,3 трлн т, или 36 % от мировых, а бытовые энергетические проблемы целесообразно решать на примере Германии с использованием ветровой энергии.
4. Создание в течение 10 – 15 лет комплексов современной промышленности на основе резкого увеличения добычи угля и строительства тепловых электростанций в зонах его добычи позволит начать новое «Великое переселение» россиян из Центральных областей Европейского региона страны, из стран СНГ и других и освоение территорий страны с низкой плотностью населения за счет организации высококвалифицированных и высокооплачиваемых рабочих мест и благоустроенного жилья, явится базой развития не только Восточного региона, но и всей страны.
5. Основа стратегического решения проблемы безопасности страны — это нефтедоллары Стабилизационного фонда страны и отечественного и зарубежного частного капитала в объеме 100 млрд дол. в течение 10 – 15 лет и создание Компании по развитию добычи угля и энергетики в Восточном регионе страны с государственным контрольным пакетом акций, которые с учетом развития открытой добычи угля позволят создать Россию с высоким уровнем жизни работающих россиян.
6. Для развития угольной промышленности экономически обосновано создание в Восточном регионе современных заводов угольного машиностроения, электротехники и электроники с использованием высокотехнологичных производств Германии и Японии за счет организации совместных предприятий.
7. Целесообразно ННЦ ГП-ИГД им. А. А.
Скочинского взять на себя концентрацию остатков специалистов НИИ и ПКИ РФ и руководство созданием новой современной техники и технологии добычи угля при обеспечении финансирования НИОКР со стороны потребителей этой техники.
8. Ожидаемый срок окупаемости вложенных инвестиций составит не более 4 лет.
Список литературы 1. Тихонов М. Н., Петров Э. Л., Муратов О. Э. Возобновляемая энергетика: необходимость и актуальность — М.: Машиностроение, 2006.
2. Приложение // Безопасность жизнедеятельности. — 2005. — №12.
3. Малышев Ю. Н., Зыков В. М. Будущее угольной промышленности России // Уголь. — 1997. — №11. — С. 3 – 7.
4. Веньчже Ян. Уголь для Китая основной энергоноситель // Уголь. — 2005. — №
7. — С. 70 – 72.
5. Сергеев Д. В., Маллямова М. И.,
Подкопаева С. Д. Эффективный менеджмент — важное слагаемое успехов ЗАО «Распадская» // Горное оборудование и электромеханика. — 2005. — №2.
— С. 16 – 20.