Забытый первенец Печорского угольного бассейна



Предыдущая | Следующая

 

Забытый первенец Печорского угольного бассейна – рудник Еджыд-Кырта ИВЛЕВ Алексей Анатольевич Заместитель начальника департамента горнорудной промышленности Министерства промышленности и энергетики Республики Коми, канд. геол. -минер. наук Изложена история угольного рудника Еджыд-Кырта, давшего в 1932 г. первый уголь Печорского бассейна для использования в народном хозяйстве СССР. За период его существования было добыто около 1,5 млн т угля. Рудник был закрыт в 1957 г.
Ключевые слова: уг”оль, Печорский угольный бассейн, Еджыд-Кырта.
Контактная информация — e-mail: ugol. minprom@rkomi. ru.
Если спросить любого, кто интересуется историей горной промышленности, о начале угледобычи в Республике Коми, то наверняка можно получить ответ, в котором будут названы города Воркута и Инта. И почти никто не скажет, что истоки шахтерской славы Печорского угольного бассейна лежат в традиционно считающемся «газовым» Вуктыльском районе Республики Коми — в поселке Кырта.
НЕМНОГО ИСТОРИИ История открытия и освоения Печорского угольного бассейна на первый взгляд изучена и описана досконально. Но, приобретя официальную трактовку, эта история одновременно отмахнулась от многих, казалось бы, второстепенных деталей. Однако анализ этих полузабытых фактов существенно корректирует общепринятую картину нашего прошлого.
Считается, что датой начала промышленного освоения Печорского угольного бассейна является 1 сентября 1934 г., когда была сдана в эксплуатацию первая воркутинская шахта. С высоты сегодняшнего дня, когда определяющий вклад Воркутинского промышленного района в разведку и добычу печорского угля является бесспорным, эта довлеющая точка зрения кажется обоснованной.
Но начало угледобычи в республике Коми не было столь однонаправленным и однозначным. Работы, определившие в конечном счете Воркуту как главную цель, первоначально шли широким фронтом.
Делая в октябре 1924 г. стратегический вывод о наличии на Северо-Востоке европейской части СССР большого каменноугольного бассейна, профессор А. А. Чернов ничего не знал об углях Воркуты.
Они были открыты его сыном Г. А. Черновым в 1930 г.
Работы по разведке и организации добычи угля в Печорском бассейне были возложены на Ухтинскую экспедицию ОГПУ в 1931 г. Приказом начальника экспедиции Я. М. Мороза 9 мая 1931 г. была создана угольная комиссия, утвердившая на своем первом заседании план добычи угля на тот год в объеме 9 тыс. т, из которых 2 тыс. т приходились на Неченское месторождение, а остальные — на Тальбейское и Воркутское месторождения. К октябрю 1931 г. на угольных работах в Печорском бассейне было занято 1650 чел., причем на Воркуту в тот год был отправлен отряд всего из 83 чел.
И это не случайно. Воркута на тот момент нуждалась в организации дополнительных разведок и опробований. Тогда как еще в 1923 г. разведочная партия под управлением Г. Семяшкина на берегу р. Нечи, притоке Косью, обнаружила выходящие на дневную поверхность пласты угля мощностью до 16 м. Уголь по берегу реки тянулся на несколько сот метров и уходил в тундру на несколько десятков верст, будучи покрытым слоем земли толщиной всего лишь в несколько метров. Причем качество неченского угля было признано как очень высокое. А уголь, обнаруженный на р. Кожим, по качеству не уступал импортным английским углям, запасы его оценивались как колоссальные.
Кроме того, проблема транспортировки добытого печорского угля уже ясно осознавалась. В то время как известные к тому времени другие месторождения Печорского бассейна были расположены вблизи главной транспортной артерии региона — р. Печоры, Воркутское месторождение связывалось с р. Усой (притоком р. Печоры), весьма протяженной и порожистой речкой Воркута.
Недаром постановление Совета Труда и Обороны «О развитии каменноугольной промышленности в районе бассейна р. Печоры» от 27 марта 1932 г. признавало транспортное звено (водное и железнодорожное) решающим в развитии угледобычи.
В 1931 г. на Воркуте были построены барак для рабочих, баняпрачечная, хлебопекарня и склад, начато строительство конторы. Лес для этого пришлось завозить на лодках. Аналогичные сооружения были возведены на Тальбее и Нече, но из имеющегося местного леса.
Производственные показатели Ухтинской экспедиции в 1931 г.
были следующими: разведочно-эксплуатационными штольнями на Тальбее добыто 6663 т угля, открытым карьером на Нече — 2045 т, на Воркуте штольнями — 1176 т. Кроме того, среди мест непосредственной разведки и добычи угля был и район р. Заостренной, где была заложена небольшая наклонная шахта. Таким образом, добыча воркутских углей была сравнительно невелика.
Но лабораторные анализы показали их особую ценность для получения спекающегося кокса.
В 1932 г. на Воркуту из Обдорска (Салехарда) прибыл этап из 3 тыс. человек с оборудованием из Кузбасса. 1 июня того же года на правом берегу р. Воркуты в поселении Рудник была заложена первая эксплуатационная шахта № 1/2 проектной мощностью 300 тыс. т угля в год. Добыча в тот год составила 3721 т.
28 июля 1933 г. газета «Известия» сообщила, что в Архангельский порт прибыл грузовоз «Свердлов», доставивший первую партию печорского угля для Северного флота. Сегодня подразумевается, что это был воркутинский уголь. Однако это вызывает обоснованные сомнения, потому что никакой транспортной возможности доставки угля с Воркуты в то время не было. Узкоколейная железная дорога от Усть-Воркуты (пристань на р. Уса) до воркутинского Рудника длиной 64 км была вчерне построена лишь к 4 августа 1934 г. Лошадей на Воркуте кормить было нечем.
А водный путь был непроходим из-за воркутинских порогов.
Конечно, можно вообразить, что заключенные, те самые 3 тыс.
чел., на своих плечах перенесли уголь до Усть-Воркуты. Но это невероятно даже для ГУЛАГа. К тому же, в суровую зиму 19321933 гг. на Воркуте цинга унесла жизни тысячи человек.
Но если добытый уголь Воркуты до августа 1934 г. (до постройки узкоколейной дороги) лежал на ее берегах мертвым грузом, то чей же уголь прибыл летом 1933 г. в Архангельский порт?
УГОЛЬНЫЙ РУДНИК НА ЩУГОРЕ То, что в районе р. Щугора (Средняя Печора) есть уголь, известно было давно. Об этом свидетельствовал известный предприниматель и общественный деятель М. Сидоров в книге «О горных богатствах и препятствиях к их разработке», изданной в Санкт-Петербурге в 1881 г. На его данные ссылался Геологический комитет ВСНХ, готовя докладную записку для Горного отдела ВСНХ, которая стала основанием для признания целесообразности организации в Печорском крае предварительной разведки на каменный уголь в 1919 г.
Но осуществить эти планы удалось гораздо позднее. В отчете Ухто-Печорского треста (в него была преобразована Ухтинская экспедиция ОГПУ) о работах, проведенных в 1931 г., сказано: «В Щугорском районе по р. Еджыд-Кырта были найдены выходы каменного угля, в связи с чем в этом районе была поставлена детальная разведка шурфовкой. Отыскание залежей угля в коренных породах, опробование мощности и простирания угольных пластов позволяют определить промышленное значение Щугора как угленосного района». Таким образом, в первый же год рабо ты треста было открыто и исследовано новое месторождение, которое одновременно было подготовлено к промышленной эксплуатации. Первооткрывателем Еджыд-Кырты стал К. Г. Войновский-Кригер.
Успехи Ухто-Печорского треста повлекли за собой немедленную реакцию государства. Постановлением Совета Труда и Обороны от 27 марта 1932 г. Наркомтяжпрому СССР было предложено закончить геологоразведочные работы в районе р. Щугор к концу 1932 г., заложить здесь 1 шахту и добыть в том же году 12 тыс. т угля.
С 1932 г. на Еджыд-Кырте начал работать рудник. Сюда в августе этого года были отправлены 180 спецпереселенцев, приписанных к п. Горт-ель на р. Печоре. Уголь сначала транспортировали к берегу Печоры на волокушах, но затем построили лежневкуузкоколейку на конной тяге. Рудник имел пристани для одновременной погрузки четырех барж.
Первую реальную промышленную отдачу рудник дал уже осенью 1932 г., и это стало важным событием в деле освоения Печорского угольного бассейна. В сентябре руководители Троицко-Печорского райкома ВКП (б) и райисполкома направили в Коми обком ВКП (б) и облисполком телеграмму: «Первая баржа угля из района шахты Еджыд-Кырта — первого рудника Печоры отправлена в Архангельск сегодня, 13 сентября».
Итак, первая баржа угля первого рудника Печоры была отправлена в Архангельск 13 сентября 1932 г. Очевидно, что именно этот уголь и был доставлен грузовозом «Свердловск» в порт Архангельска в июле 1933 г. Пока собрали в устье Печоры необходимый для морской перевозки объем угля (наверно, одной баржи было маловато), пока переждали зиму (Печора в октябре замерзает и вскрывается в конце апреля), пока доставили уголь из устья Печоры по Северному морскому пути — на все это требовалось время.
Таким образом, первым угольным предприятием нашего края, поставившим каменное топливо народному хозяйству СССР, был рудник Еджыд-Кырта. И дата 13 сентября 1932 г. заслуживает быть признанной в качестве одной из важных в вопросе определения времени начала промышленного освоения Печорского угольного бассейна.
ЗАКЛЮЧЕНИЕ В 1930-е гг. было несколько точек опытно-промышленной разведки и добычи угля в Печорском угольном бассейне — Неча, Тальбей (Адзьва), Заостренная, Воркута и Еджыд-Кырта. Но дальнейшее развитие получили лишь рудники Воркуты и Еждыд-Кырты. Запланированное строительство шахты в районе р.
Заостренной было признано нецелесообразным в связи с низким качеством углей. Аналогично поступили с Нечей и Тальбеем.
О том, что еджыд-кыртинскому углю придавалось важное значение, свидетельствуют следующие документы. Постановление Политбюро ЦК ВКП (б) от 13 ноября 1932 г. «Об организации Ухто-Печорского треста» предписывало построить две угольные шахты на Щугоре и провести в этом районе усиленную разведку.
А постановление бюро Коми обкома ВКП (б) «О практических мероприятиях в связи с решением Политбюро ЦК ВКП (б) «Об организации Ухто-Печорского треста» от 1 декабря 1932 г. гласило:
«Перевести отопление Печорского речного флота с древесного топлива на нефть и уголь в течение 1933-1934 гг.». Таким образом, щугорский уголь получил надежный канал своего применения и сбыта.
Что же касается планов добыть на Щугоре 12 тыс. т угля в 1932 г.,
то они не были выполнены по объективным причинам. В конце 1932 г. начальник Печорского отделения Ухто-Печорского треста А. Прасолов докладывал о положении дел на Еджыд-Кырте: «Задание по угледобыче в момент его получения не было обеспечено выявленными запасами даже на одну треть… Только энергичная разведка в районе Рощиа-Шор в декабре вскрыла пласт угля промышленного значения в нормальном залегании и открыла перспективы выявления шахтного поля для нормальной эксплуатации. Добыча IV квартала дала около 3454 т угля, а от начала добычи — 6079 т. Вывоз до конца навигации достиг только 2140 т, и, таким образом, около 4000 т остались для вывоза в навигацию 1933 г.». Таким образом, задание Совета Труда и Обороны было выполнено лишь наполовину.
Однако поражают темпы вовлечения месторождения полезных ископаемых в промышленный оборот: открыто месторождение в 1931 г., к началу следующего года имелись запасы около 4 тыс. т угля, а к концу года уже реально добыто более 6 тыс. т каменного топлива. И все это сделано на пустом месте, голыми руками в районе, удаленном от обжитых мест на сотни километров. Интересен и тот факт, что добыча на Воркуте в 1932 г.
была значительно меньше — 3721 т или 61 % от объема добычи на Еджыд-Кырте.
В 1933 г. на Щугорском месторождении побывала Печорская бригада Полярной комиссии и Совета по изучению производительных сил АН СССР, возглавляемая президентом АН СССР академиком А. Карпинским. Ознакомившись с работами УхтоПечорского треста, экономическая группа бригады разработала концепцию дальнейшего освоения нашей территории. В «Рабочей гипотезе народнохозяйственного освоения Ухта-Печорского края», изданной в Москве в 1935 г., сообщалось, что основным отрицательным моментом в качественной характеристике Щугорских (Еджыд-Кыртинских) углей являлась их самовозгораемость, не допускавшая их перевозки на дальние расстояния.
Это обстоятельство позволяло считать, что данные угли имели лишь местное значение — для нужд Печорского пароходства и промышленности Печорского края.
Закрытие рудника произошло в июле 1957 г. За весь период его существования было добыто около 1,5 млн т угля.
Еджыд-Кыртинский рудник был одним из первенцев угольной отрасли Коми и сыграл в ней свою важную, пускай и второстепенную, роль. Вследствие ограниченности запасов месторождения, оторванности его от железной дороги добыча угля здесь производилась в сравнительно небольших объемах и в основном для удовлетворения нужд Печорского речного пароходства.
Кроме того, потребителями здешнего угля были морской флот, северные порты, местная промышленность. Уголь вывозился и на остров Вайгач.
Вся история Еджыд-Кырты — это наглядный пример того, каким образом в 1930-1950-е гг. решались невыполнимые задачи. Не считаясь ни с чем, ни с объективными трудностями технического и технологического плана, ни с нормами права и человечности, в глухой тайге, в местности, оторванной от обжитых мест на сотни верст, люди голыми руками построили и запустили в эксплуатацию горное предприятие, не обеспеченное первоначально необходимыми запасами недр и, тем не менее, просуществовавшее четверть века, решавшее важные народнохозяйственные задачи почти на грани выживания трудящихся.
Это вынужденный и ныне почти забытый подвиг подневольных людей, обреченных на ужасную судьбу тем несправедливым временем, которое тогда определяло правила жизни в нашей стране.