К ВОПРОСУ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В УГОЛЬНОЙ ОТРАСЛИ



Предыдущая | Следующая

 

К ВОПРОСУ ФОРМИРОВАНИЯ И РАЗВИТИЯ КОРПОРАТИВНОЙ СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ В УГОЛЬНОЙ ОТРАСЛИ Российская государственность и экономика стоят перед проблемами продолжения и завершения рыночных реформ, повышения уровня и качества жизни населения. Ни государство, ни бизнес, ни люди, занятые в экономике, по отдельности решить вышеуказанные задачи не могут. Это можно сделать, только разделив рационально и по предназначению функции, обязанности и ответственность между всеми субъектами рыночных отношений.
Социальная политика в угольной отрасли традиционно формировалась с учетом значимости угля для промышленности, тяжести и опасности шахтерского труда.
Реструктуризация угольной отрасли, ее «первая волна» повлекла за собой закрытие десятков, сотен убыточных и непрофильных организаций, значительное сокращение работников, безработицу и социальную напряженность в углепромышленных регионах. Для смягчения негативных социально-экономических последствий «первой волны» реструктуризации была разработана и проведена специальная для данных условий и периода антикризисная отраслевая и территориальная социальная политика, которая позволила приблизить вполне достойное завершение отраслевой реструктуризации.
С помощью антикризисных механизмов, комплексных социальных мероприятий за счет средств государственной поддержки удалось преодолеть социальный кризис в угольной промышленности, компенсировать негативные последствия отраслевой реструктуризации. По отношению к персоналу ликвидируемых шахт, разрезов, других организаций использовались различные компенсационные и активные методы (механизмы) социальной защиты, которые гарантировали высвобожденным работникам:
материальное возмещение последствий ликвидации рабочего места; погашение задолженности по заработной плате;
профессиональную переподготовку;
возможность использовать свой предпринимательский потенциал, переехать на новое место жительства из углепромышленных регионов Крайнего Севера и др. Большое внимание в период реструктуризации было уделено процессу досрочного выхода на пенсию и дополнительному пенсионному обеспечению высвобождаемого персонала.
С помощью активных механизмов комплексной социальной защиты высвобожденных работников трудоспособного возраста, основанных на Программах местного развития, были созданы десятки тысяч новых рабочих мест в углепромышленных муниципальных образованиях, сформирована инфраструктура малого предпринимательства, ускорился процесс переселения высвобожденных работников из районов Крайнего Севера, приравненных к ним местностей и Кизеловского угольного бассейна.
В целом отраслевая реструктуризация угольной промышленности позволила сформировать конкурентный рынок угля, повысить эффективность и инвестиционную привлекательность угольной отрасли, кардинально изменить структуру собственности.
Перед существенно преобразованной угольной отраслью в соответствии с Энергетической стратегией России на период до 2020 г. стоят проблемы увеличения объемов производства, повышения потребительского качества угольной продукции, производительности труда и социально-экономической эффективности добывающих (перерабатывающих) предприятий. При достижении этих целей на смену антикризисной социальной политики, реализованной в условиях полномасштабной отраслевой реструктуризации за счет средств государственной поддержки, должна прийти новая сбалансированная терри ториально-отраслевая корпоративная социальная политика, реализуемая за счет средств собственников угледобывающих организаций.
Проблемы формирования корпоративной социальной политики будут решаться в условиях корпоративных структурных реорганизаций, возможных слияний и поглощений, оптимизации бизнеса, что так или иначе будет отражаться на социальной защищенности персонала угольных компаний и отдельных предприятий.
В этой связи механизмов регулирования социально-экономических последствий реструктуризации и механизмов социального партнерства, ранее сформированных и реализуемых в условиях завершающейся отраслевой реструктуризации, будет недостаточно.
Поэтому социальная политика будущего в угольной отрасли должна основываться на социальной ответственности всех субъектов рыночных (корпоративных) отношений в угольной отрасли. К основным субъектам рыночных отношений и социального взаимодействия в угольной отрасли относятся:
- собственники угольных компаний (они же производители угля, потребители продукции, поставщики, субъекты недропользования, работодатели, акционеры - наемные работники угольных организаций (они же субъекты домохозяйств и население углепромышленных терри -государство в лице всех институтов государственного регулирования.
Для регулирования процессов формирования цивилизованных рыночных отношений недостаточно государственных регуляторов, нужны развитые рыночные институты гражданского общества, а это в первую очередь институты социального взаимодействия основных субъектов рыночных отношений. Таким образом, корпоративная социальная политика в угольной отрасли должна основываться на социальной ответственности угольного бизнеса, ответственности продавцов труда - наемных работников и специалистов при соответствующем усилении системы мотивации их работы, муниципальных органов власти, представляющих интересы населения углепромышленных территорий, институтов гражданского общества и государственных органов власти и управления.
В основных положениях Энергетической стратегии России на период до 2020 г.
в целях формирования благоприятного инвестиционного климата немаловажное значение придается вопросу создания цивилизованных корпоративных отношений в ТЭК. Выполнение этой задачи в угольном секторе должно решаться в системе корпоративной социальной ответственности, под которой в самом общем смысле понимается позитивный вклад бизнеса в устойчивое общественное развитие. Значимость системы корпоративной социальной ответственности в угольной отрасли обусловливается несколькими факторами, к основным из которых относятся:
1. Реструктуризация угольных отраслей в Западной Европе, России, других странах показала, что угольщики относятся к наиболее «взрывоопасному» рабочему классу, поэтому собственник угольного бизнеса как работодатель должен осознавать, что при проведении глубоких структурных трансформаций в данной отрасли ТЭКа велика вероятность возникновения социальной напряженности в рабочих коллективах и на углепромышленных территориях.
2. Собственники угольного бизнеса одновременно являются недропользователями. Как известно, природные ресурсы находятся в государственной собственности. При этом экономическую ответственность за эффективное освоение и использование природных ресурсов должен нести в первую очередь недропользователь, а получаемые социально-экономические эффекты от недропользования должны распределяться справедливым образом между всеми субъектами рыночных отношений.
3. На перспективных углепромышленных территориях, затронутых социально-экономическими и экологическими последствиями «первой волны реструктуризации (где были ликвидированы убыточные и неперспективные производства), остаточные явления этих последствий будут сказываться еще в течение длительного периода времени.
С одной стороны, новые собственники законодательно не несут социальной ответственности за последствия реструктуризации «…при ликвидации организаций по добыче (переработке) угля (горючих сланцев), часть акций которых находилась или находится в федеральной собственности в период ликвидации» (см.
Федеральный закон от 20 июня 1996 г. №
81-ФЗ «О государственном регулировании в области добычи и использования угля, об особенностях социальной защиты работников организаций угольной промышленности» (с изменениями от 7 августа 2000 г., 22 августа 2004 г.). С другой стороны, этим законом фиксируются нормы для негосударственных (частных) собственников организаций угольной отрасли (ст. 5 и 24), связанные с проведением внутренней (корпоративной) реструктуризации и источниками финансирования мер социальной поддержки.
И то, и другое осуществляется за счет средств собственника.
С учетом того, что долговременные социально-экономические последствия отраслевой реструктуризации после ее официального завершения (прекращение государственного финансирования мероприятий по реструктуризации) тем или иным образом будут оказывать воздействие на результаты хозяйственной деятельности частного собственника, ему в какой-то мере придется, принять на себя социальную ответственность за эти последствия на углепромышленной территории (безработица, дефицит новых рабочих мест, проблемы ветхого жилья и поддержка социальной инфраструктуры, другие негативные социальные явления) и полностью нести социальную и экологическую ответственность перед работниками и углепромышленными территориями за социально-экономические последствия корпоративных преобразований. По имеющимся у авторов данным, в 2005 г. в Кузнецком угольном бассейне на социальные программы шахтерских городов и поселков угледобывающими компаниями региона было инвестировано более 4 млрд рублей.
Для российских условий, помимо этих факторов, социальная ответственность горно-добывающих отраслей обусловлена высокой концентрацией горно-добывающего бизнеса в объемах валового внутреннего продукта (ВВП), промышленного производства, экспортных и налоговых доходов, несовершенством законодательства о недропользовании с позиций социализации, последствиями реструктуризации горно-добывающих отраслей и др. Кроме того, в связи с ростом экспорта горно-добывающих отраслей промышленности возрастают требования к стандартизации деятельности горнопромышленных компаний и сертификации производимой ими продукции. Требования к этической стороне экспортной деятельности приобретают все большую важность на международном рынке, где импортеры и торговцы вводят собственные нормы ведения бизнеса. В систему корпоративных стандартов в мировой практике активно вводятся стандарты социальной ответственности бизнеса.
Таким образом, с учетом обозначенных факторов должен быть определен формат, синтезированы правовые механизмы и разработаны организационноэкономические механизмы и критерии оценки эффективности социального взаимодействия (социальной ответственности) основных субъектов рыночных отношений в угольной отрасли. В этом взаимодействии определяющая роль отводится корпоративной социальной ответственности, под которой понимается философия поведения и концепция выстраивания субъектами бизнеса своей деятельности с акцентом на следующие ориентиры: обеспечение долгосрочной экономической устойчивости предприятий; производство качественных товаров и услуг; создание и поддержание рабочих мест и безопасной рабочей среды, здоровья; развитие персонала; обеспечение экологической безопасности; содействие развитию местного сообщества.
На уровне угольной компании (предприятия) целью формирования корпоративной социальной политики, внедрения концепции и принципов социальной ответственности бизнеса является создание эффективной системы использования и воспроизводства трудового потенциала производственного и управленческого персонала и формирование благоприятной социальной среды с помощью определенной системы социальных программ и мероприятий, обеспечивающих гарантии, компенсации и льготы для персонала.
Сегодня для завоевания и удержания лидирующих позиций на рынке компания должна иметь возможность предлагать своим работникам не только достойную заработную плату, но и гарантированный эффективным управлением «социальный пакет», отвечающий стратегическим целям развития компании. Собственнику угольной компании (работодателю) следует учитывать, что в результате рыночных преобразований, последствий реструктуризации и «шоковой терапии» в целом произошли существенные изменения в системе ценностных ориентаций: на шкале ценностей работников преобладающей стала ориентация на материальное благополучие как главную цель жизни.
Одновременно с этим заметно снижаются морально-этические ожидания наемного работника. Все это привело к тому, что материальные стимулы являются определяющими в мотивации привлечения и удержания персонала. Тот работодатель, который предлагает наиболее высокую оплату труда работникам, становится наиболее привлекательным для всех категорий работников, независимо от степени квалификации, опыта и амбиций. Работодатель, предлагающий более низкую оплату труда, имеет проблемы с привлечением и удержанием высокопрофессиональных работников с высоким уровнем ожиданий.
Чувствительность действий бизнеса и государства наиболее остро ощущается на региональном (муниципальном) уровне. Все издержки отношений государства и бизнеса непосредственно отражаются на социально-экономическом состоянии территории. Поэтому социальное взаимодействие региональных (муниципальных) органов власти и бизнеса является важнейшим элементом корпоративной социальной политики и социальной ответственности бизнеса. В зарубежной практике взаимодействие бизнеса с территорией его деятельности обозначается термином «корпоративная вовлеченность в дела местного сообщества».
Учитывая неизбежность корпоративных реорганизаций угольного производства, социальную ответственность за которые будет нести частный угольный бизнес, его субъектам необходимо будет использовать широкий арсенал методов, инструментов и механизмов социального взаимодействия и инвестирования с целью ответственного сокращения занятости, содействия в создании новых рабочих мест, ликвидации экологических последствий, обустройства территорий и др. В ряду этих механизмов более активно должны использоваться механизмы частно-государственного и частно-муниципального партнерства в социально-экономическом развитии углепромышленных территорий, в том числе в реализации объявленных национальных социально ориентированных проектов (здравоохранение, образование, инновации и др.).
Статус социально ответственной компании, проводящей эффективную корпоративную социальную политику во всем ее многообразии должен подтверждаться участием в разработке социальных отчетов. Требования, предъявляемые современным обществом к крупному бизнесу, особенно сырьевому и градообразующему, возрастают. Крупным сырьевым компаниям приходится постоянно балансировать между повышением бизнес - эффективности и соответствием требованиям в области социальной деятельности, между желанием акционеров получать более высокую прибыль и интересами общества. Они взаимодействуют с разными общественными группами:
инвесторами, многочисленными клиентами, поставщиками, местными, муниципальными и федеральными органами власти, представителями СМИ, общественными организациями и т. д. Все это заставляет так корректировать свою работу, чтобы учесть интересы каждой заинтересованной стороны, а именно это и ложится в основу социальной отчетности.
Во внедрении социальной отчетности в первую очередь заинтересованы компании, которые вышли или выходят на мировые рынки, а значит должны играть по уже существующим там правилам. В ряде стран для сырьевых компаний законодательно закреплена необходимость социальной отчетности.
Начинает формироваться практика подготовки социальной отчетности в соответствии с международными стандартами и руководствами (компании: «Лукойл», «Норильский никель», «Северсталь» и др.). О подготовке социального отчета и его опубликовании в 2006 г. официально объявила крупнейшая угледобывающая компания России и крупный экспортер угля – «СУЭК». В самой компании это объясняют не столько данью моде, сколько производственной необходимостью:
европейские потребители экспортного угля требуют от компании прозрачности сведений о ее деятельности, в том числе о результатах корпоративной социальной политики.
Многочисленные демографические прогнозы предсказывают в ближайшее будущее начало серьезного демографического спада и обострения проблем на рынке труда (нехватка рабочей силы и т.п.). Поэтому уже сегодня надо стремиться к поиску внутрипроизводственных резервов, росту производительности труда, повышению материальных стимулов и социальных гарантий работников.
Данная задача может быть успешно решена в рамках проведения эффективной корпоративной и государственной социальной политики. При этом, если корпоративная социальная политика будет рассматриваться собственником (акционерами) угольных компаний как разовое («дежурное») мероприятие, то это будет свидетельствовать об отсутствии системности и устойчивости этой политики, что в условиях горно-добывающего производства чревато очередными социальными кризисами и ростом социальной напряженности.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ 1. Литовченко С. Корпоративное гражданство – эффективный механизм взаимодействия бизнеса и общества // Человек и труд.
- 2002. - № 6.
2. Социально ответственный бизнес: глобальные тенденции и опыт СНГ / Под ред.
М.И. Либоракиной - М.: Фонд «Институт экономики города», 2001.
3. Основы территориального стратегического планирования на принципах широкого общественного участия: Материалы семинара // Леонтьевский центр, 2002. - http://
www.citystrategy.leontief.ru 4. Якимец В.Н. Социальные инвестиции российского бизнеса: механизмы, примеры, проблемы, перспективы. Труды Института системного анализа Российской академии наук (ИСА РАН). Т.18. 2005.