«Энергетика и уголь России» стала трибуной



Предыдущая | Следующая

 

Отечественные рынки энергетического угля Для российских угольщиков конференция «Энергетика и уголь России» стала трибуной, с которой они вновь обратили внимание государства и экспертного сообщества на проблемы, от решения которых зависит формирование сценария дальнейшего развития российской угольной промышленности — ее дальнейшее интенсивное развитие с модным мультипликативным эффектом для целого ряда смежных отраслей, или же стагнация с непредсказуемыми социально-экономическими последствиями.
Портрет на фоне отрасли Почти сорок угледобывающих предприятий СУЭК сегодня работают в восьми основных угольных регионах России, в том числе таких базовых, как Кузбасс и Красноярский край, добывая уголь как открытым, так и подземным способом.
Продукция компании ориентирована на различные категории потребителей — это и российская электроэнергетика, и жилищно-коммунальное хозяйство, и промышленные предприятия, и покупатели на международном рынке.
В 2005 г. СУЭК увеличила объемы добычи угля почти на 3 млн т по сравнению с предыдущим годом и поставила потребителям свыше 80 млн т угля. По этому показателю СУЭК не только крупнейшее в стране угольное объединение, но и входит в десятку лидеров мирового угольного рынка. Около 19 млн т ушло на экспорт (это на 27 % больше, чем в 2004 г.),
что позволило нам стать первым по величине российским угольным экспортером в стране.
Одновременно СУЭК — это стратегический инвестор в электроэнергетике, владеющий крупными пакетами акций в электроэнергетических компаниях в десяти регионах Сибири и Дальнего Востока. При этом в девяти регионах СУЭК является вторым после РАО «ЕЭС России» акционером по размеру контролируемого пакета.
Подобные масштабы и характер деятельности компании объясняют тот факт, что мы неизменно сталкиваемся с вопросами и проблемами, характерными практически для всех направлений деятельности по добыче и продаже энергетического угля. И тема, связанная с перспективами роста и потребления российского угля на сегодняшний день, — наиболее актуальная для Сибирской угольной энергетической компании.
Приватизация во имя спасения отрасли СУЭК была создана в 2001 г. — на пике реструктуризации и приватизации в российской угольной отрасли. Именно с приходом в нее частных инвесторов связаны позитивные тенденции последних лет и преодоление глубокого кризиса 1990-х гг. Основные вехи, которые можно выделить на этому пути:
• 1997 г. — начало приватизации в отрасли;
• 1999 г. — добыча угля в РФ начинает расти после десятилетнего спада;
• 2001 – 2002 гг. — доля частных компаний в отрасли достигает почти 80 %.
Среди позитивных результатов, которых удалось достичь с приходом в угольную промышленность частных инвесторов, — выход отрасли из кризисного состояния; реструктуризация и погашение долгов по налоговым платежам и оплате труда шахтеров; создание конкурентного угольного рынка и свободное ценообразование; самофинансирование частных компаний.
В результате в прошедшем 2005 г. добыча угля в Кемеровской области, Хакасии и Бурятии достигла рекордных объемов за всю историю угледобычи в этих регионах.
Особо важно отметить масштабные инвестиционные программы новых собственников, направленные как на решение самых безотлагательных технических вопросов, так и на качественную модернизацию процессов добычи, обогащения и транспортировки угля. Только инвестиционная программа СУЭК за последние три года составила около 0,5 млрд дол. США, а в 2006 г. мы намерены направить на инвестиции 330 млн дол. США (рис. 1).
на таких важных рынках, как Великобритания, Скандинавия, Япония и ряд других.
Еще один важный фактор — рост спроса на уголь со стороны предприятий металлургической промышленности, причем в первую 3 6 7 7 6 8 8 63,7 75,8 104,5 67,6 63,4 118,2 очередь в России.
Благодаря высоким экспортным ценам и активным действиям российских угольщиков, Россия увеличила свою долю на мировом угольном рынке с 8 % в 2002 г. до 12 % в настоящее время и заняла третье 99.
10
107,9
110,7
место по объемам продаж энерге тического угля на международном 2002 .
2003 .
2004 .
2005 .
рынке и стала играть на нем важную Рис. 2. Мировые экспортеры энергетического угля в 2002-2005 гг., млн т Источник: IEA/OECD Coal Statistics ABARE, AME.
роль (рис. 2).
Однако начавшееся в конце 2004 г.
падение мировых цен на энергетический уголь привело к критичесНовым собственникам приходилось нести значитель- кому сокращению маржи российского экспорта через все ные дополнительные издержки, помимо инвестиций в основные порты.
модернизацию и обычных элементов производственной Сейчас только транспортные затраты российских уголь себестоимости. Они были связаны с последствиями «тя- щиков (25-29 дол. США на т) равны полной себестоимости желой истории» угольных предприятий в 1990-е гг. Это угля у производителей из других стран, включая расходы на — доставшиеся в наследство от предыдущих владельцев добычу, обогащение, транспортировку до порта погрузки и долги перед бюджетами всех уровней, например у пред- роялти. В этих условиях мы объективно оказываемся неконприятий СУЭК они составляли более 14 млрд руб., и се- курентоспособными на большинстве основных рынков.
годня эти задолженности по большинству предприятий В новых ценовых условиях основной объем российского полностью погашены. Потом — хроническая задолжен- экспорта энергетического угля становится проблематичность по зарплате, у СУЭК она составляла 398 млн руб., на ным. Поэтому для российских угольных компаний вновь сегодняшний день она полностью погашена, а зарплата за возрастает значение внутреннего рынка. Определенную 2002-2005 гг. выросла более чем в 2 раза. Плюс взаимные переориентацию объемов с экспорта на внутренние поснеплатежи, запущенная рекультивация земель. Эти давние тавки мы уже ощущаем. Что же происходит на внутреннем проблемы до сих пор остаются серьезной дополнительной рынке?
нагрузкой на угольщиков.
Дисбаланс баланса Экспортная панацея Еще несколько лет назад, когда принималась нынешняя В том, что частным инвесторам удалось переломить редакция «Энергетической стратегии России», перспективы кризисную тенденцию в отрасли, восстановить стабиль- потребления угля в нашей стране казались весьма радужныную работу предприятий, постоянно наращивать объемы ми. Предполагалось, что доля угля в производстве энергии производства и изыскивать инвестиционные ресурсы для возрастет с 17 до 43 %. Однако в реальности не происходит дальнейшего развития, главную роль, без сомнения, сыг- никаких подвижек в сторону вытеснения газа. Доля угля, рала возможность экспорта угля.
напротив, снизилась до 16 %. Причем в европейской части В 2004 г. цена на российский уголь возросла почти на России она еще меньше — около 5,5 % (рис. 3).
50 %. Это сделало экспорт экономически целесообраз Если изменения в структуре мощностей электроэнерге ным, несмотря на огромные расстояния до портов, и поз- тики не произойдет, то в ближайшие пять лет трудно оживолило российским компаниям занять прочные позиции дать заметного роста спроса на уголь (рис. 4).
Некоторое возможное увеличение загрузки угольных станций вследствие общего роста спроса на электроэнергию будет явно компенсировано падением потребления угля в коммунально-бытовом секторе (за счет газификации населенных пунктов и малой энергетики).
Таким образом, если ничего не предпринимать, объем потребления угля в России останется на существующем уровне, и компенсировать падение экспортных продаж угольщики не смогут.
Угольная сверхдержава В мире уголь считается единственным источником топлива, способным обеспечить устойчивое долговременное развитие мирового хозяйства, занимая примерно 40 % в общемировом топливном балансе, причем в отдельных государствах — США, Германии — около 50 %, а в некоторых — более 75 % (Австралия, Китай, Индия). Будет ли он играть эту роль в России?
Сегодня сигналов, свидетельствующих об этом, нет. И это при том, что Россия располагает одними из самых больших в мире доступными угольными запасами. Только резервов сибирского угля в объеме более 100 млрд т хватит не менее чем на 800 лет надежного обеспечения потребностей энергетики (см. таблицу).
Объем доступных угольных запасов и резервов обеспечивает потенциал надежного долгосрочного развития электроэнергетики.
Необходимо особо подчеркнуть хорошие экологические характеристики ряда марок углей, добываемых в России.
Например, зольность ирша-бородинских углей в Красноярском крае составляет всего 6 %, а содержание серы не превышает 0,2 %. Это соответствует тем требованиям, которые только недавно начали предъявлять к сжиганию угля на электростанциях в своих странах правительства западно-европейских государств. Определенный спрос со стороны Великобритании и США существует на низкосернистые угли ряда шахт Кузбасса. А уголь Тугнуйского разреза в Бурятии выделяется низким содержанием азота.
В масштабах страны Угольная энергетика имеет еще одно очень важное измерение — социальное. При всей важности гидроэнергетики или газовой отрасли в экономике страны одна самая мощная ГЭС или газовая ТЭС «кормит» на порядок меньше людей, чем одна средняя угольная станция.
В угольной промышленности России порядка 300 тыс.
работников и их семьи, плюс десятки тысяч людей работают на предприятиях-смежниках — на железной дороге, в машиностроении, на угольных ТЭС. И, в первую очередь, именно на них, на их семьях отражаются все процессы, связанные с потреблением угля в электроэнергетике. В настоящее время угольные компании с трудом решают вопросы избыточной занятости в своей отрасли и сокращений сотрудников в связи со спадом потребления и добычи угля. Приоритетное развитие электроэнергетики на базе угля сняло бы эту проблему, создало бы долговременные перспективы роста благосостояния десятков тысяч людей и целых городов и районов в 13 субъектах РФ.
Не менее, чем прямая экономическая и социальная целесообразность, важен косвенный эффект, который будет иметь развитие угольной генерации для смежных отраслей экономики. Приоритетное развитие угольной энергетики позволило бы увеличить объемы добычи угля на 25-45 млн т (в зависимости от величины ввода новых мощностей), причем с минимальной инвестиционной издержкой.
Отрасль получит рост зарплат, опережающий инфляцию, стабильность примерно в 50 городах, в которых угольные предприятия являются градообразующими, и 13 субъектах РФ с большой долей налоговых поступлений от угольной отрасли, а также устойчивый рост корпоративных инвестиций угольщиков в социальную инфраструктуру (жилье, коммунальные объекты, образование, здравоохранение).
Развитие угольной генерации также приведет к росту объемов перевозок по железной дороге, будет стимулировать рост объемов производства в горном и транспортном машиностроении (объем новых заказов может составить для энергомашиностроения 10 млрд дол. США, для угольного — 0,5 млрд дол. США), будет способствовать разработке и внедрению современных энергосберегающих и углесжигающих технологий, выводящих отечественную энергетику на качественно новый уровень развития, станет фактором расширения спроса на товары и услуги массового потребления, благодаря росту занятости и доходов работников предприятий этих отраслей.
Перспективы и возможности Какой может быть для угольной отрасли альтернатива стагнации и снижению объемов производства? За счет чего в первую очередь угольная промышленность может стать динамичным и мощным сегментом в экономике страны?
Возможны несколько главных стратегических направлений для роста потребления и эффективной добычи энергетического угля. Прежде всего, это расширение внутреннего рынка для угля, которое возможно по трем основным направлениям.
Первое. Важная возможность увеличения загрузки сибирских угольных энергостанций, обеспечения их эффективного функционирования и роста их спроса на уголь — передача больших объемов энергии, как в западном, так и восточном направлениях. Планируемый ввод ВЛ «Заря — Барабинское» станет большим шагом в формировании электрических связей ОЭС Сибири с Уралом, но передача 1 000 МВт мощности — это еще недостаточно для полноценной загрузки. Поэтому уже сейчас должны быть проработаны хорошие технические решения и по другим маршрутам передачи энергии. В том числе в увязке с проектом экспорта электроэнергии в Китай.
Второе. Начиная с 1970-х гг., в рамках так называемой «газовой паузы» стала распространенной практика проведения реконструкции электростанций, работающих на угле, с целью их переоборудования на использование газа.
В настоящее время в Европейской части РФ и на Урале работают 42 такие станции. По меньшей мере 15 из них могут быть переведены обратно на уголь. Если бы это было сделано, то экономия газа составила бы 11,8 млрд куб. м (почти тот объем, на который были снижены поставки энергетикам в прошлом году), а дополнительный спрос на уголь мог бы достичь 22 млн т в год.
Третье. Стоимость строительства новых угольных станций в России оценивается сейчас в 1 300-1 500 дол. США за 1 кВт. Но важно отметить, что, например, Китай каждую неделю вводит в строй новую угольную станцию мощностью 500 МВт. Причем их строительство обходится в 500600 дол. США за 1 кВт. Таким образом, еще одним важным фактором для успешного развития угольной энергетики и угольной отрасли России является освоение современных и эффективных технологий строительства угольных ТЭС.
Новые станции должны обладать КПД 45-48 % (сейчас — 28-38 %) и использовать чистые и эффективные технологии сжигания угля.
Следует подчеркнуть, что новые мощности могут быть построены прямо на борту разрабатываемых угольных разрезов, где уже имеется промышленная и транспортная инфраструктура. Для реализации этих проектов не нужно строить новых железнодорожных веток, решать проблемы доставки топлива и т. п.
Вторая ключевая возможность — это поддержка на государственном уровне экспорта российского угля. Стоимость собственно добычи угля в России находится в пределах среднемировой. Структура производственной себестоимости позволяет отечественным угольным компаниям быть конкурентоспособными, если бы не гигантское транспортное плечо. Именно железнодорожная издержка является определяющей для полной себестоимости российского угля.
А за последние четыре года тариф на экспортные перевозки возрос почти на 80 %. Поэтому принципиально важно найти устраивающий все заинтересованные стороны механизм, который позволял бы контролировать эту издержку.
РАО «РЖД» в лице старшего вице-президента Бориса Лапидуса выдвинуло предложение закрепить транспортную составляющую в конечной (продажной) цене угля, т. е.
сделать ее напрямую зависящей от рыночной конъюнктуры. Такое предложение представляется справедливым и экономически обоснованным, оно выгодно не только угольщикам, но и железнодорожникам, так как гарантирует им 30 % объема их грузоперевозок, а также позволяет лучше контролировать условно-постоянные издержки.
Также необходима совместная с государством работа по решению проблемы нехватки портовых мощностей.
Спасение утопающих… Но не только в потенциале внутреннего рынка и в обеспечении надежного экспорта — будущее угольной отрасли. Во многом оно зависит и от усилий самих угольных компаний.
Прежде всего, это комплексный подход к решению проблемы крайне низкой производительности труда в отечественной угледобыче. Производительность труда среднего угольного предприятия в России в 5-10 раз ниже сопоставимого по мощности предприятия ведущих мировых компаний.
Второе ключевое направление необходимых инвестиций — обеспечение безопасности труда горняков, которая пока кардинально отстает от показателей ведущих угольных компаний мира. Мы сейчас активно привлекаем лучший международный опыт организации современного горного производства, вкладываемся в эффективные технологии.
Поэтому в России появляются шахты и разрезы, приближающиеся к лучшим иностранным аналогам. В основном это новые предприятия.
Но и здесь необходима поддержка со стороны государства, а также понимание со стороны профсоюзов для ликвидации отставания по большинству других предприятий.
Подводя черту В целом условия реализации потенциала угольной промышленности России зависят от трех стратегических возможностей:
1. Значительное и на длительный период времени расширение внутреннего рынка через приоритетное использование угля в электроэнергетике;
2. Поиск и внедрение механизмов, которые позволили бы защитить экспорт российского угля от неблагоприятных колебаний конъюнктуры мирового рынка;
3. Масштабные инвестиции в рост производительности и в обеспечение реальной безопасности труда угольщиков. То есть это технологическая модернизация отрасли по самым современным образцам.
Если бы все эти возможности реализовались, то угольную промышленность России ждет большое будущее. Ее образ как депрессивной, социально проблемной и отсталой отрасли будет забыт навсегда.