Эффективное решение проблемы метанобезопасности угольных шахт России



Предыдущая | Следующая

 

Эффективное решение проблемы метанобезопасности угольных шахт России – безотлагательная задача сегодняшнего дня Настоящая статья написана по результатам обсуждения проблемы обеспечения безопасности подземных горных работ на ежегодной научно-практической конференции «Энергетическая безопасность России: новые подходы к развитию угольной промышленности», прошедшей в рамках Кузбасского Международного угольного форума (г. Кемерово, 2006 г.). В статье также использована информация по решению этой проблемы в ряде ведущих зарубежных стран с последних заседаний специальной группы экспертов по шахтному метану при Экономической комиссии ООН (Женева (Швейцария), февраль 2006 г.; Алабама (США), май 2006 г.; Брисбейн (Австралия), октябрь 2006 г.).
Проблема метана в современном горном производстве имеет три основных аспекта:
— обеспечение безопасности и экономики угледобычи;
— энергетическое использование метана;
— экологическая проблема метана, связанная с поступлением метана в атмосферу при ведении горных работ.
В подземных горных системах проблема метана, прежде всего, важна с точки зрения обеспечения безопасности горных систем и повышения экономической эффективности их функционирования. При всей кажущейся важности энергетической и экологической проблемы метана они имеют вторичное значение, поскольку ни в аспекте обеспечения экологической безопасности человека, ни с точки зрения использования метана как энергетического продукта эффективность их решения не идет ни в какое сравнение с тем эффектом, который горное производство имеет при решении проблемы безопасности и экономики угледобычи.
Кроме того, нужно иметь в виду, что, решая проблему безопасности угледобычи и экономики, связанной с этой безопасностью, мы фактически решаем параллельно и проблему использо вания метана как энергетического продукта, и, тем самым, решаем проблему экологическую.
Другими словами, если в центре внимания иметь решение проблемы метана с точки зрения безопасности и экономики угледобычи, то при правильном ее решении в действительности решаются и две другие — и проблема использования метана как энергетического сырья, и проблема экологическая, (недопущение загрязнения метаном воздушного бассейна), т. е.
решаются все три проблемы.
Вот почему при решении проблемы метана определяющее значение должно быть уделено обеспечению безопасности горных работ и повышению экономики угледобычи.
Когда мы говорим о проблеме метана с точки зрения безопасности горных работ, необходимо представлять себе, что с учетом сложности современного горного производства метанобезопасность горных работ обеспечивается целой системой мероприятий. Структура этой системы включает в себя как мероприятия общесистемного характера, так и мероприятия более низкого уровня, в том числе и мероприятия по индивидуальным средствам контроля и защиты от метаноопасности.
Общесистемная метанобезопасность может обеспечиваться применением следующих мер:
— системы вскрытия и подготовки шахтного поля и выемочных участков;
— предварительной дегазации шахтных полей скважинами с поверхности;
— конструирования систем эффективной вентиляции шахты;
— оснащения шахт централизованными системами автоматического контроля и управления метановым режимом;
— установки системы сланцевых и водяных заслонов от взрывов метана.
Общесистемные мероприятия метанобезопасности дают результат в целом по системе горных работ и поэтому являются наиболее эффективными. Правильное применение общесистемных мероприятий позволяет повысить метанобезопасность в десятки раз. Наряду с этим должны применяться мероприятия по метанобезопасности следующих, более низких, уровней.
В качестве мероприятий второго уровня обеспечения метанобезопасности можно выделить следующие:
— конструирование системы разработки и схемы вентиляции выемочных участков шахт как основных источников метановыделения;
— подземная дегазация, осуществляемая в основном в рамках выемочных участков и проходческих выработок;
— текущий контроль метановой ситуации с помощью автоматических систем локального контроля или переносных приборов.
К мероприятиям третьего уровня метанобезопасности относятся меры, связанные в основном с индивидуальной защитой от возможного взрыва и спасения людей, обеспечения жизнедеятельности в случае взрывов или возгорания метана. К ним относятся:
— индивидуальное обеспечение людей средствами защиты от метаноопасности;
— индивидуальные датчики контроля метана;
— шахтные самоспасатели.
Изложенный системный подход к решению основных проблем метана в горном производстве нашел свое отражение в разработанной в 2005 – 2006 гг. учеными Московского государственного горного университета по заказу и при непосредственном участии Управления угольной промышленности Росэнерго «Концепции обеспечения метанобезопасности угольных шахт России на 2006 – 2010 гг.».
В сложившихся экономических условиях развития нашей страны решение проблемы метанобезопасности в целом, и в частности проблемы извлечения и использования метана угольных месторождений, не может быть осуществлено только на уровне угледобывающих предприятий в связи с незаинтересованностью частных угольных компаний в масштабных инвестициях для кардинального обеспечения метанобезопасности угледобычи. Как следствие, отсутствие условий для создания необходимой технической базы, материальных стимулов, целенаправленной работы по обучению и повышению квалификации кадров, снижение требований к качеству и объемам дегазации. Эта проблема может быть решена только на государственном уровне, но, безусловно, с участием угольных компаний и региональных органов.
Региональные инициативы — важная составляющая комплексного всестороннего решения проблемы. Безусловный интерес представляет рассмотрение этого аспекта на примере Кемеровской области Кузбасса. Роль Кузбасса в российском балансе — доминирующая. В 2005 г. 56 % добытого угля в России составила добыча в Кузбассе (по коксующимся маркам — 84 %).
За 2005 г. в Кузбассе добыто 167 млн т угля, чего никогда не было в советское время. Более того, судя по перспективным планам собственников, до 2010 г. объем добычи угля будет постоянно расти и к 2010 г. может достигнуть более 200 млн т в год. Но это, конечно, возможно лишь при решении вопросов безопасности труда и экологии.
Безопасность работ — крайне актуальный вопрос, особенно при быстро растущих нагрузках на очистные забои. В 1998 г. в угольной отрасли были всего две очистные бригады, работавшие в миллионном режиме по добыче угля. В 2006 г. в соревновании «миллионеров» участвует 41 бригада Кузбасса, 10 из них уже в сентябре добыли более 1 миллиона т угля. На шахте «Распадская» достигнута годовая нагрузка в 4,6 млн т (очистной комплекс «Джой»).
С целью улучшения ситуации в области безопасности шахтерского труда в конце 2004 г. был создан Координационный совет по развитию угольной промышленности, охране труда, промышленной и экологической безопасности под председательством губернатора Кемеровской области. Разработана «Комплексная целевая программа обеспечения безопасности и противоаварийной устойчивости на угледобывающих предприятиях Кузбасса на 2005 – 2010 гг.». Предусмотрены и уже реализуются в рамках утвержденной программы в первую очередь общие мероприятия по обеспечению безопасности ведения горных работ.
В соответствии с решениями Координационного совета, с целью повышения ответственности руководителей угольных предприятий образована Чрезвычайная комиссия по проблемам промышленной безопасности на угольных предприятиях Кузбасса.
Создаются постоянно действующие комиссии по аттестации рабочих в области охраны труда и промышленной безопасности.
Вводятся изменения в инструкции по профессиям.
Вводится система обязательного медицинского осмотра работников шахты перед спуском под землю и после смены (Прокопьевск).
Вводится жетонная система на шахтах.
Созданы дирекции по промышленной безопасности, выведенные из состава технической дирекции угольной компании и подчиненные непосредственно генеральному директору. Создаются службы производственного контроля, работники которой отвечают за вверенные им направления и получают зарплату по результатам работы — за недопущение аварий (ОАО УК «Южкузбассуголь», УК «Прокопьевскуголь», СУЭК и ряд других).
Ведется техническое переоснащение шахт. Российские шахты по своему техническому оснащению приближаются к уровню современных шахт мира, хотя это в значительной мере связывается с добычной и проходческой техникой.
В направлении решения ключевой проблемы для шахт, разрабатывающих высокогазоносные и выбросоопасные угольные пласты, — проблемы обеспечения метанобезопасности разрабатываются комплексные программы по безопасности ведения горных работ, которые предусматривают улучшение схем проветривания, внедрение автоматизированных систем контроля шахтной атмосферы, мероприятия по борьбе с пылью.
В частности предусмотрено строительство вентиляторных установок на 49 шахтах, приобретение и замена приборов аэрогазового контроля на 33 шахтах (системы Девис Дерби, Микон-1 и др.). Предусматривается решение проблемы проветривания с применением газоотсасывающих вентиляторов и перехода к фланговым схемам проветривания за счет использования скважин большого диаметра и оснащения их стационарными вентиляторами (шахта «Распадская»). Решается вопрос защиты вентиляторных установок от молний.
К сожалению, не прослеживается в явном виде необходимость решения основной задачи — разработка и внедрение эффективных инженерных мероприятий по борьбе с газовыделением на выемочных участках с суточной нагрузкой 10 – 20 и более тыс. т, разработка эффективных технологий дегазации высокогазоносных выбросоопасных угольных пластов.
Очевидна также необходимость разработки нового «Руководства по проектированию вентиляции угольных шахт России», новой методики расчета допустимых нагрузок на очистные забои по газовому фактору. Необходима также разработка нового руководства по дегазации угольных шахт.
Главное — крайне необходима разработка и утверждение на отраслевом и федеральном уровнях концепции обеспечения метанобезопасности угольных шахт России. Данная концепция должна быть основой для разработки и реализации комплексных всеобъемлющих программных работ по обеспечению безопасности ведения подземных горных работ, как на федеральном, так и региональном уровне.
При определении стратегии интенсивной отработки высокогазоносного угольного месторождения важно определить всю систему технико-экономического подхода, которая помогла бы руководству угледобывающих компаний представить все проблемы в совокупности, а не в виде отдельных, плохо связанных между собой наборов решений, которые в настоящее время, как правило, представляются в проектных и научно-технических разработках.
Исходя из специфики угольных месторождений и структуры газового баланса шахт Кузбасса и Печорского бассейна газовый фактор является определяющим в общей системе экономики и обеспечения безопасности горных работ. Поэтому основные месторождения указанных бассейнов должны разрабатываться как метаноугольные.
Основной принцип метаноугольной концепции — попутное извлечение угольного метана на всех стадиях освоения угольного месторождения с учетом изменения фильтрационных свойств газоносного углепородного массива под влиянием горных работ.
Реализация данной концепции должна базироваться на достаточно достоверном прогнозе ресурсов метана в пределах горных отводов строящихся, проектируемых, действующих, закрываемых шахт и на использовании для извлечения газа адаптированных к конкретным горно-геологическим условиям технологий.
Извлечение газа должно начинаться заблаговременно, за 5-10 лет до начала ведения горных работ. При этом схема расположения и параметры заложения поверхностных скважин должны определяться с учетом плана будущих горных работ по добыче угля. Это позволит при выемке угля снизить опасность взрывов метана за счет существенной дегазации рабочих пластов.
Ведение горных работ в период эксплуатации шахты приводит к разгрузке углепородного массива и увеличению метаноотдачи из углесодержащих газонасыщенных пород. На этом этапе целесообразно использовать комплексные методы извлечения метана, сочетающие скважины с поверхности, ранее используемые для заблаговременной дегазации, и подземные скважины, объединенные в единую систему. При разгрузке массива дебиты скважин возрастают в десятки раз, но при этом увеличиваются подсосы воздуха из горных выработок, и концентрация газа снижается, что требует специальных мер для поддержания кондиционных параметров извлекаемой газовоздушной смеси. Подземной дегазацией в Печорском бассейне, например, извлекается метана около 300 млн м3в год с концентрацией его в отсасываемой смеси до 35 – 40 %. При этом до 80 % газа извлекается из выработанных пространств, представляющих собой естественные резервуары, заполненные метаном, газовыделение из которых продолжается в течение нескольких лет после окончания очистных работ.
Для обеспечения стабильных дебитов метана (как по объемам, так и по концентрации) необходимо учитывать закономерности его выделения из разгруженных пластов и выработанных пространств, а также влияние процессов фильтрации воздуха в подработанном массиве на параметры извлекаемой газовоздушной смеси.
При закрытии шахт в старых выработанных пространствах остается значительное количество метана (по прогнозам, объемы метана в выработанных пространствах в 2 – 3 раза превышают объем газа, выделившегося при добыче). В нашей стране опыт добычи метана из отработанных полей отсутствует, но мировая практика подтверждает экономическую эффективность отсоса газа из выработок закрытых шахт:
— в Австралии из шахты «Бэлмайн», закрытой после взрыва в 1942 г., в течение 25 лет каптировали 365 млн м3 метана (средний дебит — 33,5 м3/мин.) газа, содержащего 50 – 60 % метана и 3 % этана на сумму более 40 млн дол. США;
— в Сааре (Германия) из закрытой в 1959 г. шахты «Санта-Барбара» до 1985 г. извлечено 265 млн м3 (средний дебит 20,2 м3/ мин) на сумму 29,15 млн дол. США;
— с конца 1970-х гг. во Франции (Нор и Па-де-Кале) проводились работы по извлечению метана из отработанных полей угольных шахт. За период 1982 – 1984 гг. (около 3 лет) каптировано 9 млн м3 (средний дебит составил 6,5 м3/мин, концентрация метана — до 70 %). Общий объем извлеченного метана только в 1985 г. составил 55 млн м3 (средний дебит — 104,6 м3/ мин) на сумму 6,05 млн дол. США;
— газ высокого качества из скважин выработанного пространства получали на четырех шахтах бассейна Варриор-Блу Крик № 3, 4, 5, 7 при глубинах 500 – 700 м. Согласно последним отчетам, на четырех шахтах из 85 скважин добывался газ в объеме 1 млн м3 в сут. За семь лет шахта продала 1,5 млрд м3 метана на сумму 100 млн дол. США.
Изменение закономерностей десорбции и дренирования метана на различных стадиях освоения угольного месторождения свидетельствует о том, что требования к технологии извлечения газа в процессе выемки угля должны меняться. Можно выделить три стадии извлечения метана, соответствующие принципиально отличающимся типам напряженно-деформированного состояния массива:
1 — период проектирования и строительства шахты, соответствующий добыче метана из неразгруженного массива;
2 — период эксплуатации (развитие горных работ, освоение проектной мощности и затухание) до полной отработки запасов или закрытия шахты по иным причинам; эта стадия соответствует условиям извлечения метана из разгруженного массива;
3 — период от начала изоляции отдельных полей и закрытия шахты в целом до полного газового истощения подработанной толщи; этот период соответствует условиям извлечения метана из старых выработанных пространств.
В связи с тем, что все три периода нечетко разделены во времени, так как изменение напряженно-деформированного состояния массива в процессе выемки угля происходит постоянно (от природного состояния до затухания полных сдвижений), — то все три стадии могут иметь место одновременно на одном и том же шахтном поле. Поэтому наиболее рациональной является многостадийная технология, предполагающая использование одних и тех же скважин для добычи метана на всех стадиях освоения месторождения. Однако режимы эксплуатации этих скважин, по мере перехода от первой стадии освоения месторождения к последней, будут различными.
При реализации такого стадийного подхода к извлечению метана в процессе освоения месторождения обеспечивается не только наиболее полное использование его природных ресурсов, но и повышается эффективность угледобычи, так как снижение газовыделения в атмосферу шахты позволяет существенно поднять уровень безопасности и производительности труда и снизить себестоимость работ.
Один из вариантов комплексного подхода прорабатывается в настоящее время для условий шахтного поля ликвидированной шахты «Капитальная» и действующей шахты «Осинниковская» в Кузбассе. Через скважины, пробуренные с поверхности, предполагается заблаговременная дегазационная подготовка рабочих пластов шахты «Осинниковская», заключающаяся в осуществлении дегазации собственно угольного пласта на основе извлечения газа на поверхность и блокирования части газа в мельчайших порах и трещинах пласта в процессе его эффективного увлажнения.
Через эти же скважины предусматривается также извлечение метана из выработанных пространств ликвидированной шахты «Капитальная». На указанном шахтном поле имеется уникальная возможность совместить во времени и пространстве дегазационную подготовку разрабатываемых пластов для их безопасной и интенсивной отработки и извлечение метана из выработанных пространств ликвидированной шахты.
Как указывалось выше, основная проблема угольного метана — метанобезопасность угольных шахт. В настоящее время сколь-либо существенной заинтересованности в обеспечении безопасных условий труда нет. Имеется в виду не моральная, а реальная действенная заинтересованность, подтверждаемая чем-то конкретным и существенным. Превалируют чисто экономические интересы владельцев угольных компаний. Дегазация высокогазоносных пластов осуществляется в недостаточном объеме. В этих условиях существует постоянный риск аварий и катастроф. Решение этого вопроса, с нашей точки зрения, может лежать в законодательной области. Возможно, по аналогии с законодательной практикой США, где необеспечение безопасности влечет за собой неотвратимое и серьезное наказание, вплоть до лишения свободы ответственных лиц, причем наказание следует не по результатам аварии, а только по факту нарушения правил безопасности. При этом на шахте круглосуточно работает инспектор, зарплата которого доходит до 80 % от доходов управляющего шахтой. Обеспечение метанобезопасности при подземной разработке высокогазоносных угольных пластов — безусловно, актуальнейшая задача сегодняшнего дня. И решать ее надо на всех уровнях — от руководителей угольной отрасли, руководителей угледобывающих регионов до собственников угольных шахт, с привлечением ведущих специалистов и ученых.
Важнейшим в настоящее время приоритетным направлением работ по извлечению и использованию метана является промышленная дегазация пластов угля на полях действующих шахт, которая осуществляется через скважины, пробуренные с поверхности и из горных выработок. Объемы работ по дегазации на шахтах России недостаточны. При имеющей место в настоящий момент ситуации взрывы метана со всеми трагическими последствиями будут неизбежно продолжаться. Решение проблемы обеспечения метанобезопасности при подземной разработке высокогазоносных угольных месторождений в период до 2010 г. в России должно происходить следующими путями:
— совершенствование законодательной базы разработки угольных месторождений;
— организационные и технологические мероприятия.
Очевидно, что в условиях рыночной экономики разработчики угольных месторождений выбирают технологии добычных работ на основе критерия минимума эксплуатационных затрат, который лишь косвенно учитывает факторы безопасности и экологию.
Если посмотреть на опыт США, Германии, Австралии и Японии, то там продвижение технологий извлечения и использования угольного метана стало возможным на базе государственной технической политики и соответствующих законов в области горного дела и защиты окружающей среды. При этом в основе действующих законов поставлен фактор минимизации или исключения риска человеческой жизни при разработке угольных месторождений. Другими словами, в развитых странах стандарты человеческой жизни поставлены на очень высокий уровень.
Современная Россия также обязана обеспечить условия высочайшей безопасности при разработке угольных месторождений.
Однако надо признать, что такие условия лозунгами и призывами создать невозможно. Многочисленные административные попытки обеспечения высокой безопасности при подземной разработке угля в СССР, как известно, к большому успеху не привели.
В последние 10 – 15 лет, в период перестройки угольной промышленности в России, был закрыт ряд выбросоопасных и высокогазоносных шахт. В результате реструктуризации угольной промышленности количество катастрофических аварий действительно сократилось. Однако, тем не менее, взрывы шахтного метана и выбросы угля, к сожалению, не прекратились, что свидетельствует о недостаточных мерах обеспечения безопасности. С ростом нагрузок их вероятность только увеличивается и охватывает уже шахты более низкой категории опасности. За постсоветский период (1991 – 2005 гг.) на шахтах России произошло 150 взрывов, число пострадавших составило 1042 чел. (из них погибших — 446).
Из приведенных ниже данных очевидно, что ситуация носит хаотичный и неудовлетворительный характер (см. таблицу).
Безусловный интерес представляет мировой опыт решения проблемы метанобезопасности при подземной разработке угольных месторождений. По информации из вышеназванных совещаний специальных групп экспертов по шахтному метану, в США в ряде штатов действует закон, предусматривающий запрещение ведение горных работ по пластам с газоносностью выше 9 м3/т.
Средний характерный газовый баланс для американской шахты:
— 1/3 газа выносится на поверхность вентиляционными струями;
— 2/3 — извлекаются средствами дегазации для продажи.
Такой баланс обеспечивается практической реализацией основного тезиса разработанной нами концепции обеспечения метанобезопасности, а именно — извлечением метана на всех этапах освоения угольного месторождения. Именно так осуществляются работы в США — извлечение метана ведется комплексно — скважинами с поверхности на неразгруженные угольные пласты, пластовой дегазацией из подземных выработок (особенно эффективной в зонах заблаговременной дегазации), купаловыми скважинами др. Применяется пластовая дегазация в зонах ГРП — длинные скважины (до 1,5 км), пересекающие несколько будущих столбов.
В Австралии шахтные законы, действующие в основных штатах (например, в Новом Южном Уэллсе), запрещают ведение горных работ по высокогазоносным выбросоопасным пластам с газоносностью выше:
— 9 м3/т — в пересчете на 100 %-ное содержание метана;
— 5 м3/т — в пересчете на 100 %-ное содержание углекислого газа.
Если на шахте прогнозируемая газоносность выше допустимых величин, руководство шахты должно разработать и предъявить план действий — мероприятия по снижению текущей газоносности к моменту проведения подготовительных пластовых выработок.
С введением данного закона в Австралии с 1994г. не зафиксировано ни одного случая проявления основных опасностей, связанных с газовым фактором в шахтах (взрывы, внезапные выбросы угля и газа и др.). (Для справки — смертельный травматизм в Австралии находится на уровне одного человека на 100 млн т добычи угля, т. е. на два порядка меньше, чем в России.) В Австралии также широко реализуется весь комплекс мероприятий по извлечению метана (как скважинами с поверхности из неразгруженных пластов, так и из подземных выработок).
Опыт США и Австралии показывает, что только законодательные инициативы заставили угольные компании применять недешевые способы дегазации угольных пластов через скважины с поверхности, сравнительно низкая эффективность, которых далеко не всегда может обеспечить экономически оправданную добычу угольного метана для продажи. Тем не менее состоявшееся решение обеспечения метанобезопасности очевидно и его нельзя переоценить.
Даже в КНР, имеющем еще более трагическую ситуацию по травматизму, намечено через 2 – 3 года ввести закон, предусматривающий запрещение ведения горных работ по пластам с газоносностью выше 6 – 9 м3/т. В Китае также реализуется комплекс технологий по дегазации угольных пластов, в том числе и из неразгруженных пластов скважинами с поверхности. Так, в 2005 г. таких скважин функционировало около 210, и добыто более 20 млн м3 метана.
Таким образом, в разработанном нами проекте концепции обеспечения метанобезопасности угольных шахт России один из ключевых аспектов формулируется следующим образом.
Радикальным государственным мероприятием, которое позволит полностью обезопасить эксплуатацию угольных месторождений, является следующее концептуальное положение: запретить разработку угольных пластов с определенного порогового значения текущей газоносности угольного пласта к моменту его разработки.
При отклонении от установленной нормы предельной газоносности следует законодательно обязать шахты осуществлять дегазацию пластов. С точки зрения практической реализации такое решение может быть инициировано Ростехнадзором. Эта мера представляется, на первый взгляд, чрезмерной и поэтому может встретить противодействие со стороны угледобывающих компаний. Однако при более тщательном рассмотрении оказывается, что выигрывают все, в том числе:
— государство в виде увеличения налоговых отчислений при работе высокопроизводительных шахт и исключения непредвиденных затрат на ликвидацию аварий на газоносных шахтах;
— угольные шахты, на которых за счет дегазации через некоторое время будет обеспечен высокий уровень безопасности, более высокая производительность и дополнительная прибыль за счет экономически выгодного использования угольного метана и продажи квот на выбросы парникового газа;
— окружающая среда — за счет сокращения выбросов в атмосферу парниковых газов.
Чтобы исключить эффект «шоковой терапии», изложенное мероприятие может быть внедрено постепенно, в течение, например, 15 лет (требуется обсуждение, длительность может быть сокращена) в следующей последовательности:
1. В период 2006–2010гг. — подготовка к дегазации, создание соответствующих структур. Ограничений по газоносности нет.
2. В период 2011 – 2015 гг. — запрет на разработку пластов с газоносностью более 14 нм3/т; скважинная дегазация пластов обязательна.
3. В срок, начиная с 10-го до 15-го года (2016 – 2020 гг.) — запрет на разработку пластов с газоносностью более 12 нм3/т, скважинная дегазация газоносных пластов обязательна.
4. В дальнейшем, после 2021 г. — запрет на разработку выбросоопасных угольных пластов с газоносностью более 9 нм3/т, скважинная дегазация пластов обязательна.
Таким образом, при реализации данного мероприятия уже через 15 лет в России будут внедрены безопасные технологии подземной добычи угля, повышена прибыльность угольных шахт за счет повышения производительности и использования угольного метана и, наконец, сокращены выбросы парниковых газов, что отвечает требованиям Киотского протокола.
При таком подходе упрощается механизм государственного влияния. В течение 15-летнего срока продвижения технологий извлечения и использования угольного метана средства государственного бюджета могут направляться для приобретения лучших зарубежных технологий и разработки отечественных технических решений совместно с шахтами, которые в этом случае становятся заинтересованной стороной и привлекают для решения задачи собственные средства.
Еще один момент, который должен быть упомянут — это человеческий фактор. Анализ аварий показывает, что именно человеческий фактор и слабое научно-техническое сопровождение развития отрасли являются причинами многих, если не большинства, несчастных случаев и аварий. Этот фактор — очень важный, однако нельзя его переоценивать. Этот фактор инерционен, особенно в свете условий оплаты труда шахтеров со стороны собственников угольных компаний, напрямую связан с высокой и не всегда обоснованной (а подчас недопустимой по газовому фактору) производительностью. В этих условиях в шахте должна создаваться такая ситуация, что взрыв должен исключаться объективно, а это может иметь место только в одном случае — в шахте не должно быть газа. Должна в обязательном порядке осуществляться качественная и всеобъемлющая дегазация. Иначе все по известной поговорке — будет газ, искра найдется. Печальный опыт последней катастрофы на шахте имени Ленина в Караганде в сентябре 2006 г. (гибель 41 шахтера) это, к сожалению, однозначно подтверждает.
Недопущение подобных катастроф на угольных шахтах России — актуальная задача сегодняшнего дня, для незамедлительного решения которой необходимо безотлагательно на отраслевом уровне (а если это необходимо, то и на региональном тоже) утверждение концепции и в развитие ее программы работ по комплексному, системному обеспечению метанобезопасности угольных шахт России на 2007 – 2010 гг. с организацией необходимого целевого финансирования из различных источников (НИОКР из федерального бюджета, инвестиции из собственных средств угольных компаний и др.).
Понимание этой ситуации нашло отражение в решении последнего заседания специальной группы экспертов по шахтному метану при Экономической комиссии ООН (Брисбейн, октябрь 2006 г.), где были отмечены целесообразность и особая важность разработки и утверждения концепции и программы работ по обеспечению метанобезопасности угольных шахт России.
Выполнение задач, поставленных в проекте концепции, представленной для утверждения в Росэнерго, должно осуществляться при широком привлечении научных, проектных и производственных организаций России, имеющих значительный опыт решения рассматриваемых вопросов.
Реальное научно обоснованное решение проблемы метанобезопасности угольных шахт России — безотлагательная задача сегодняшнего дня. Для многих шахт эта задача должна была начать решаться уже несколько лет назад, чтобы сегодня ситуация не была критической. Пример тому практически закрывающаяся шахта «Первомайская» в Кузбассе, хотя возможные выходы из сложной ситуации на базе эффективной пластовой дегазации выбросоопасных угольных пластов (в том числе и заблаговременная дегазация скважинами с поверхности) детально обсуждалась около пяти лет назад как на уровне технической дирекции ОАО «Кузбассуголь», так и на уровне шахты «Первомайская». Аналогичную ситуацию может иметь ОАО «Воркутауголь» через 4—5 лет на проектируемой ныне объединенной шахте «Воркута». Дальнейшее промедление в реальном решении проблемы метанобезопасности будет необратимо усугублять и без того непростую ситуацию в угольной отрасли.

/*/